Сначала надо залогиниться, идiотъ

История одной фотографии

По-поводу этой фотографии, сделанной на 10-летии «Независимой газеты» в Гостином дворе, появились две похожие фактологически, но радикально разные оценочно истории.

Первая — от драматурга Марка Розовского:

Разговор начал Евтушенко, который взял за локоток проходившего мимо Павловского.

— Господин Павловский! Хотел давно с Вами познакомиться и сказать в глаза все, что о Вас думаю.

Павловский оторопел. Но, узнав в Евтушенке Евтушенко, благосклонно задержался в своем движении.

Далее Женя с места в карьер дал Глебу по очкам, как сказали бы в нашей школе в далекие послевоенные годы:

— Вы, я слышал, даете советы президенту. Что же Вы, вроде бы бывший диссидент, не отговорили его от этого гимна?.. Вы же вроде бы сами сидели — так должны были отговорить!.. Вы же его подставили!.. Вы и себя тоже подставили! Вы понимаете, что Вы сделали?!

— Прекрасно понимаю, — сказал Павловский и чисто провокативно спросил:

— А почему это Вас так волнует?

— Как почему? — зашелся в гневе Евтушенко. — Да в России всего шесть поэтов, которые бы могли написать новый гимн… Новый!.. На новую музыку!.. И не было бы этого позора, который Вы устроили.

— Я ничего не устраивал, — сказал Павловский.

— Но отвечать будете Вы!.. Именно Вы будете отвечать!..

— Папа, кто это? — вступила в разговор девушка, стоявшая рядом с Павловским.

Тут я, признаюсь, расхохотался. Внутренне. Но вида не подал. Однако не успел я посетовать на то, что молодежь не знает великого русского поэта в лицо, как сам Евтушенко буквально выпалил:

— Я — великий русский поэт.

— Как фамилия? — простодушно спросила девушка.

— Евтушенко! — не выдержав напряжения, подсказал я. — Это, девушка, Евгений Александрович Евтушенко.

Отсюда

Вторая — от Марата Гельмана:

Мы пошли. Я с мамой, Глеб с дочкой. Мама моя (она тогда еще жила в Молдавии) была счастлива. Я ее познакомил с Кобзоном, Евтушенко, какими то телезвездами. А дочка Глеба, я так понимаю, не очень. Разговариваем. Подходит Евтушенко и начинает что-то говорить, что там власть делает не так. Дочка Глеба чтоб поддержать диалог спрашивает — извините а вы чем занимаетесь, вы политолог?

Евтушенко — Я Евтушенко, поэт.

Дочка опять очень вежливо:

— как интересно, а где можно ваши стихи почитать.

Тут Евтушенко не выдерживает и начинает орать про новое поколение которое ничего не читает.

Ну а дальше вы и сами видите.

Отсюда

Тут очень интересна разница в интерпретациях у Марата (человека нашего времени) и у Розовского (человека раньшего времени, приятеля папы Марата). Для Марата (и для меня тоже) тот факт, что дочь Павловского не знает Евтушенко (или делает вид, что не знает) — характеристика положительная. Для Розовского — это ужасное невежество.

Меня так тронула эта ситуация, что я написал стихотворение, Стихотворение, естественно, плохое — я не поэт, а Идiотъ. Поэт у нас — Евгений Евтушенко.

Поэт Евгений Евтушенко
В России больше, чем поэт
И даже неуч Кононенко
Его узнал бы силуэт



Поэт Евгений Евтушенко
Живет и трудится в Москвэ
Он просто Гений Евтушенко
И "Е" здесь лишняя, и "В".

Евгений Евтушенко - гений
Его стихи зовут летать
И здесь не может быть двух мнений:
И гимн он смог бы написать.

А гимн печатают в тетрадках
На самой задней стороне
И школьники его украдкой
Заучивают по весне

И дочь Павловского тогда бы
Поэта знала бы портрет
Не тратя годы на учебу
В английский университет

И папе не пришлось тогда бы
Поэту фигу показать
И драматург Розовский тоже
Не стал бы ничего писать

Но Евтушенко был Евгений
И гимн написан был другим
И наш великий светлый гений
Теперь никем не узнавим. 

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.