Сначала надо залогиниться, идiотъ

Полный югославский бред

Смерть Слободана Милошевича — как камень, брошенный в достаточно спокойный пруд современной российской общественной жизни. Ну что нам, казалось бы, Сербия? Подавляющее большинство населения страны наверняка и не знают, где она находится, эта Сербия. А уж людей, хоть что-то понимающих в произошедшем десять лет назад на территории Югославии — и того меньше.

Тем не менее, от камня, брошенного в воду, расходятся круги. И круги эти достаточно разнообразны. Кто-то требует назвать именем Милошевича улицу в Москве. Кто-то предлагает закрыть Гаагский трибунал. А в Гаагу отправляются российские врачи, чтобы самолично удостовериться в названных причинах смерти бывшего президента Югославии. О логике и целесообразности участия русских экспертов в исследовании трупа пожилого человека никто не рассуждает. А вдруг российские эксперты установят, что Милошевич был отравлен? Что тогда? Тогда все увидят циничность и жестокость Гаагского трибунала, «позорного судилища», как высказываются на тему этого странного политического института те или иные депутаты Государственной думы. Но ведь в Гааге судят не только сербов. Там судят и хорватов, и албанцев. И они получают такие же весомые сроки заключения. Но в России не принято говорить об этом. В России принято говорить только о том, как НАТО бомбило Сербию, а албанцы в Косово разрушают тысячелетние православные храмы.


Это как раз те темы, на которые не любят говорить на Западе. Когда талибы разрушали статуи Будды в Афганистане — цивилизованный мир ужасался и содрогался. Когда албанцы в Косово разрушали древние православные храмы — тот же самый цивилизованный мир не ужасался и не содрогался. Когда сербы устраивали резню мусульман в Сребренице — мир ужасался. Когда сейчас албанцы фактически выжили сербов из Косово — мир не ужасается.

Многие называют это реальной политикой. Дескать, у России интересы в Сербии, а Западу хочется, чтобы никакой Сербии вообще не было. Какие могут быть интересы или анти-интересы в этой небольшой горной стране — не уточняется.

Я прекрасно понимаю, зачем Милошевич хотел захватить адриатическое побережье Хорватии. Узкую полоску земли, отрезающую Боснию и Герцеговину от моря, а следовательно — и от денег. Я понимаю, зачем Милошевич не хотел отпускать Боснию. Пусть Словения, Македония и Хорватия отделяются — но с Боснией и Герцеговиной и адриатическим побережьем остается страна, имеющая смысл. Страна, которая может жить за счет туризма, как живут сейчас Хорватия и Черногория. Как могла бы жить Албания, если бы она не жила за счет торговли наркотиками. У Милошевича не получилось. Какой смысл в Сербии сейчас, и какие там у России могут быть интересы — лично мне совершенно непонятно.

Тезис о «братьях славянах» не кажется мне весомым. Хорваты тоже славяне. И болгары славяне. Да что там — боснийские мусульмане — и те славяне! А уж говорить, что сербы нам братья потому, что они тоже православные — и вовсе смешно. Потому что греки, грузины и эфиопы тоже православные. Однако же, они нам не братья.

Получается какая-то ерунда. Русские депутаты против гаагского трибунала, потому что там непонятно кто судит непонятно кого непонятно за что. И вообще потому что во всем виновато НАТО, а НАТО — это США. США при этом не являются страной-участницей гаагского трибунала и подписывает со всеми двухсторонние договора, чтобы ее граждан оному трибуналу не выдавать. Русские депутаты считают Милошевича героем почему-то братского сербского народа. Братский сербский народ при этом Милошевича хоронить как бывшего президента не хочет. Чтобы сербы не притесняли албанцев в Косово, из Косово выгнали всех сербов и заселили его албанцами. Туристы с интересом рассматривают оставшиеся после войны руины на адриатическом побережье Хорватии. Карла дель Понте сожалеет, что Милошевич умер без приговора. Происходит какой-то полный лишенный смысла бред, но никто не в силах встать и сказать: это же бред! Из-за чего война? Что происходит? Кто все эти люди?

И бред продолжается.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.