Архив за деньсентября 1, 2006

Если душка хватит

Пятница, сентября 1, 2006

Именно это я имел ввиду — доболтается Паркер. Думать надо ЧТО и КАК говорить. Калоев один раз предметно доказал, что ему плевать на такое отношение к памяти умерших. Завтра сфотографирую пямятник, который он сам, своими руками сделал для своей семьи, и только потом поехал посмотреть в глаза диспетчеру. Тот тоже, видимо, как Паркер начал советовать ему продолжать размножаться, только вот сперма диспетчера сдохла вместе с ним. И никакого размножения. И если судить по мыслям Паркера, то жене диспетчера в самый раз подцепить второго мужа, а с первым… И памятник ему не нужен, и вспоминать его не надо. Жаль мне Ваших родителей, Паркер — уж Вы точно и не вспомните о них, надо же продолжать жить.А поводу Ваших советов уехать в другой город, регион, страну могу сказать избитое — от себя не убежишь. Да куда им бежать от могил своих детей.

Паркер! Завтра я вышлю фотографию памятника семьи погибших — опубликуйте на главной полосе… Если душка хватит
Отсюда

Отыргызды

Пятница, сентября 1, 2006

Отсюда

Гарри Поттер

Пятница, сентября 1, 2006

Вымирание нации

Пятница, сентября 1, 2006

Отсюда

Заворот кишок

Пятница, сентября 1, 2006

В Москве жюри, состоявшее из архитекторов, представителей власти Беслана и двух матерей Беслана, выбрало три проекта. Первый проект предлагал сохранить спортивный зал в его нынешнем виде. Второй — построить на его месте православный храм. Третий — сохранить зал и по разные его стороны установить часовню и мечеть.

«Я приезжала в Москву, я была в жюри, — говорит Залина Таучелова, мать двух погибших дочерей. — Я сказала, что большинство матерей меня поддерживает и что мечети быть не должно». К весне 2006 года, когда рисунки архитекторов привезли в Беслан и вывесили в Доме культуры, с третьего проекта мечеть исчезла, а часовня превратилась в храм прямо на месте спортзала.
Отсюда

Мой народ удивителен и труднопредсказуем. У людей погибли дети. И люди решают следующие вопросы: кого бы за это посадить в тюрьму, что ставить на том месте, где погибли дети — часовню или мечеть. Мечеть нельзя. Мой мозг отказывается это понимать. То есть — все вот это. У тебя погибли дети. Надо срочно что-то делать для того, чтобы не остаться в старости в одиночестве, потому что несколько (у кого в каком возрасте были дети) лет жизни выброшены, утрачены, их нет, и их надо вернуть. Если возможно — родить новых детей. Если невозможно — усыновить детей без родителей, таковых в стране огромное количество. Переехать в другой город, в другой регион, сменить работу, постараться жить новой жинью, постараться забыть произошедший кошмар, потому что детей не вернуть, детям уже все равно, а тебе еще жить. Но нет, надо решить важнейшие вопросы — стрелял или не стрелял гребаный танк, и что поставить на месте спортзала — часовню или мечеть. Мечеть, блядь, или часовню. Часовню, блядь, или мечеть. НЕТ ВОПРОСА ВАЖНЕЕ.

Полина Волошина еще четвертого сентября, плача, предлагала посадить на месте школы сад. Вот посадили бы хотя бы сад.

Чем дальше — тем меньше мне жаль этих людей.

Вопросы украинской политики

Пятница, сентября 1, 2006

Scream

Пятница, сентября 1, 2006

Я никога не мог понять, в чем секрет популярности совершенно дурацкого кинофильма «Крик».
А оказывается, тут все дело в старом добром постмодерне.
Оказывается, существует картина Эдварда Мунка «Крик», которая нам все объясняет.
Восемьдесят один миллион долларов США, между прочим.