Сначала надо залогиниться, идiотъ

Заворот кишок

В Москве жюри, состоявшее из архитекторов, представителей власти Беслана и двух матерей Беслана, выбрало три проекта. Первый проект предлагал сохранить спортивный зал в его нынешнем виде. Второй — построить на его месте православный храм. Третий — сохранить зал и по разные его стороны установить часовню и мечеть.

«Я приезжала в Москву, я была в жюри, — говорит Залина Таучелова, мать двух погибших дочерей. — Я сказала, что большинство матерей меня поддерживает и что мечети быть не должно». К весне 2006 года, когда рисунки архитекторов привезли в Беслан и вывесили в Доме культуры, с третьего проекта мечеть исчезла, а часовня превратилась в храм прямо на месте спортзала.
Отсюда

Мой народ удивителен и труднопредсказуем. У людей погибли дети. И люди решают следующие вопросы: кого бы за это посадить в тюрьму, что ставить на том месте, где погибли дети — часовню или мечеть. Мечеть нельзя. Мой мозг отказывается это понимать. То есть — все вот это. У тебя погибли дети. Надо срочно что-то делать для того, чтобы не остаться в старости в одиночестве, потому что несколько (у кого в каком возрасте были дети) лет жизни выброшены, утрачены, их нет, и их надо вернуть. Если возможно — родить новых детей. Если невозможно — усыновить детей без родителей, таковых в стране огромное количество. Переехать в другой город, в другой регион, сменить работу, постараться жить новой жинью, постараться забыть произошедший кошмар, потому что детей не вернуть, детям уже все равно, а тебе еще жить. Но нет, надо решить важнейшие вопросы — стрелял или не стрелял гребаный танк, и что поставить на месте спортзала — часовню или мечеть. Мечеть, блядь, или часовню. Часовню, блядь, или мечеть. НЕТ ВОПРОСА ВАЖНЕЕ.

Полина Волошина еще четвертого сентября, плача, предлагала посадить на месте школы сад. Вот посадили бы хотя бы сад.

Чем дальше — тем меньше мне жаль этих людей.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.