Архив за деньсентября 28, 2006

Письмо Глебу Олеговичу Павловскому

Четверг, сентября 28, 2006

Здравствуйте, дорогой Глеб Олегович!

Ну все, Глеб Олегович! Выходите из-за двери, вас узнали. И не надо меня убеждать, что это ваш молодняк сподобился на написание данного текста. Никогда не поверю – весь строй мысли выдает человека с советским прошлым, все ваши паркеры и кашины даже и слов таких не знают: «хроносинкластический инфудибулум», «метоксихлордиэтиламинометилбутиламиноакридин». Пока вы со своими кашиными и паркерами анекдотики-хуетки а мне про национальное согласие в огороде писать сидеть бумагу на ведро и писать. А вы — хуетики смееетесь ржете как лошади руками ничего делать не можете а мне старику либералу да у меня от самого невзлина награда есть в комоде лежит и альбац мне руку целовала слышишь ты хуй ссаный говноед? А ты даже не кровавый пёс — хуёс, вот ты кто. Я на тебя срал и ссал гад ёбаный я тебя егал ебал магал старика либерала значит в огород а сами ничего рукой даже не сделали гад адг огд оро боро горо га ааааааааааааааааааааааааааааааааа

С уважением,
Александр Рыклин

Отсюда

Откровения Ивана Рыклина

Четверг, сентября 28, 2006

Ну все, Глеб Олегович! Выходите из-за двери, вас узнали. И не надо меня убеждать, что это ваш молодняк сподобился на написание данного текста. Никогда не поверю – весь строй мысли выдает человека с советским прошлым, все ваши паркеры и кашины даже и слов таких не знают: «усушка», «рудимент».
Отсюда

Я, чувак, знаю даже слово «мультиплексор». И даже не только слово, а и то, что оно значит. А даже и не только то, что оно значит — но и устройство этого самого мультиплексора. Я его, при желании, даже спаять сумею из элементарной логики серии 155, если ее еще кто производит в моей стране.

Ты мне лучше другое скажи. Вот у Шендеровича в его книжке-врунишке написано, что ты ездишь на «Мерседесе». Вот я, цепной пес кровавого режыма, подстилка Павловского и как ты там меня еще называешь, езжу на машине значительно более дешевой. Как так получается? Демократия дороже стоит? Так ты скажи, назови цену — и я перейду в демократию.

Или ты воруешь?