Архив за месяц ноября, 2006

Встреча в верхах

Среда, ноября 29, 2006

Real Trans Hair

Среда, ноября 29, 2006

— Я бы хотел, чтобы хотя бы одно убийство было раскрыто, — сказал «Известиям» Иван Рыбкин. — Среди моих родственников тоже было что-то подобное. Брат Алексей облысел, два племянника облысели. Я просил органы разобраться… А теперь к делу подключились профессионалы из Скотленд-Ярда, надеюсь, они вместе с нашими профессионалами разберутся.
Отсюда

Свобода и демократия

Среда, ноября 29, 2006

Во вторник в иракском городе Рамади американские морские пехотинцы убили шестерых человек, в том числе пятерых девочек детского и подросткового возраста, сообщает Associated Press.
Отсюда

Моя страна

Вторник, ноября 28, 2006

Охранники рынка в Лужниках избила заместителя начальника Федеральной миграционной службы.

Охуеть.

Жидкая мать

Вторник, ноября 28, 2006

Правда есть один способ — по количеству свинца 206-го, но это довольно тяжелый способ и для этого, пожалуй, нужно найти вторую ампулу. Литвиненко целиком переработать и выделить все количество полония, которое в нем есть. Я думаю, никто делать не будет, да и фоновое количество свинца слишком большое будет.
Отсюда

— Так. Голова, — Ребров повернулся к Штаубе. Тот протянул ему пакет. Ребров вынул голову, положил на эмалированное блюдо, включил электропилу и разрезал голову вдоль. Штаубе взял половину головы, положил на станину пресса, нажал красную кнопку. Пресс заработал и стал медленно давить половину. Штаубе подставил трехлитровый бидон под желоб. Выжатая жидкость стекла в бидон. Ребров стряхнул выжимки в ведро и положил на станину пресса другую половину. Пресс раздавил ее, жидкость стекла в бидон. Реоров стряхнул выжимки в ведро. Через полчаса вошли Ольга и Сережа. Почти вся кровь из трупа стекла в бидон. Ребров взял электронож, отрезал часть ягодицы, передал Ольге, которая сразу же опустила мясо в электромясорубку, которая перемолола мясо в фарш, который упал в заборник соковыжималки, которая отжала из фарша сок, который стек в десятилитровый бидон. Ребров отрезал новый кусок и передал Ольге, Сережа следил за мясорубкой, Штаубе — за соковыжималкой. Менее чем за три часа мясо и внутренности трупа были переработаны. Ребров распилил скелет на небольшие части, из которых Ольга и Штаубе отжали на прессе сок. Когда все было кончено, сок и кровь перелили в тридцатилитровый бак и перенесли его в гостиную. Потом тщательно вымыли ванну, посуду, оборудование и инструменты. Выжимки вывалили в саду под яблони и забросали снегом. Затем все переоделись и собрались в гостиной. Ребров подошел к баку, снял крышку:
— Двадцать восемь литров. Вы оказались правы, Генрих Иваныч.
— У меня глаз наметан, — усмехнутся Штаубе, усаживаясь за стол и наливая себе водки.
— Ой, как я устала, — Ольга опустилась на ковер рядом с баком. — Уже четыре часа? Давайте хоть шампанского выпьем.
— Нужно залить, а потом уже пить шампанское. Сережа! Принеси чемодан.
Сережа принес коричневый чемодан с металлическими углами, поставил рядом с баком. Ребров отпер маленьким ключом левый замок чемодана и осторожно вынул его: замок оказался массивной резиновой пробкой. Сережа вставил в отверстие широкую воронку. Ребров и Штаубе подняли бак и перелили его содержимое в чемодан.
— Вот так, — Ребров вставил пробку на место и запер, — теперь можно и шампанского…
Штаубе откупорил бутылку, наполнил четыре бокала.
— Первый раз в жизни Новый год не отмечала, — Ольга взяла бокал, посмотрела сквозь него на свечи.
— И я! — Сережа отпил из бокала.
— Поздравляю, друзья, — устало улыбнулся Ребров, — теперь у нас есть жидкая мать.

Владимир Сорокин. Сердца четырех

Награды

Вторник, ноября 28, 2006

В этом списке гораздо больше людей, я оставил только публичных.

Президент России В.В.Путин своими Указами наградил за большой вклад в развитие отечественного телерадиовещания и многолетнюю плодотворную работу:

Орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени

Вульфа Виталия Яковлевича – ведущего программы «Мой серебряный шар» федерального государственного унитарного предприятия «Государственная телевизионная компания «Телеканал «Россия»

Добродеева Олега Борисовича – генерального директора федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания», город Москва

Кириллова Игоря Леонидовича – диктора отдела телевизионного производства Дирекции оформления эфира открытого акционерного общества «Первый канал»

Познера Владимира Владимировича – ведущего авторской программы «Времена» открытого акционерного общества «Первый канал»

Радзинского Эдварда Станиславовича – ведущего авторских программ открытого акционерного общества «Первый канал»

Эрнста Константина Львовича – генерального директора открытого акционерного общества «Первый канал».

Орденом Почета

Дроздова Николая Николаевича – профессора государственного образовательного учреждения «Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова», ведущего программы «В мире животных»

Капицу Сергея Петровича – ведущего научного сотрудника Института физических проблем имени П.Л.Капицы Российской академии наук, ведущего научно-познавательной телевизионной программы «Очевидное – невероятное» открытого акционерного общества «ТВ Центр», город Москва.

Кулистикова Владимира Михайловича – генерального директора открытого акционерного общества «Телекомпания НТВ»

Орденом Дружбы

Андрееву Екатерину Сергеевну – ведущего программ отдела дневных и вечерних программ Службы эфира Дирекции информационных программ открытого акционерного общества «Первый канал»

Брилева Сергея Борисовича – ведущего программы «Вести недели» федерального государственного унитарного предприятия «Государственная телевизионная компания «Телеканал «Россия»

Вербицкую Ларису Викторовну – ведущего программ группы ведущих Службы выпуска Дирекции утреннего телеканала открытого акционерного общества «Первый канал»

Галкина Максима Александровича – ведущего программ открытого акционерного общества «Первый канал»

Кизякова Тимура Борисовича – ведущего программ открытого акционерного общества «Первый канал»

Клейменова Кирилла Алексеевича – заместителя генерального директора – директора Дирекции информационных программ открытого акционерного общества «Первый канал»

Крылова Дмитрия Дмитриевича – ведущего программ Дирекции художественных, развлекательных и просветительских программ открытого акционерного общества «Первый канал»

Леонтьева Михаила Владимировича – руководителя отдела авторских программ – ведущего программ Службы эфира Дирекции информационных программ открытого акционерного общества «Первый канал»

Любимова Александра Михайловича – продюсера закрытого акционерного общества «Телекомпания ВИД»

Малышеву Елену Васильевну – ведущего программ открытого акционерного общества «Первый канал»

Миткову Татьяну Ростиславовну – заместителя генерального директора по информационному вещанию открытого акционерного общества «Телекомпания НТВ»

Шарапову Арину Аяновну – ведущего программ группы ведущих Службы выпуска Дирекции утреннего телеканала открытого акционерного общества «Первый канал»

Медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени

Агалакову Жанну Леонидовну – заведующего региональным бюро во Франции (город Париж) отдела российской и зарубежной корреспондентской сети Службы эфира Дирекции информационных программ открытого акционерного общества «Первый канал»

Белову Ольгу Николаевну – ведущего программы «Сегодня» отдела выпуска информационной программы «Сегодня» Дирекции информационного вещания открытого акционерного общества «Телекомпания НТВ»

Верницкого Антона Владимировича – комментатора отдела корреспондентов Службы эфира Дирекции информационных программ открытого акционерного общества «Первый канал»

Малахова Андрея Николаевича – ведущего программ Студии специальных проектов открытого акционерного общества «Первый канал»

Пельша Валдиса Евгеньевича – ведущего программ Дирекции музыкального вещания открытого акционерного общества «Первый канал»

Пивоварова Алексея Владимировича – ведущего программы «Сегодня» отдела выпуска информационной программы «Сегодня» Дирекции информационного вещания открытого акционерного общества «Телекомпания НТВ»

Шукшину Марию Васильевну – ведущую программы «Жди меня» открытого акционерного общества «Первый канал».
Отсюда

По ходу кто-то перепутал вторую и четвертые степени ордена «За заслуги перед отечеством». Поскольку ладно Андрей Малахов, но и Оля Белова теперь круче Эрнста. Скандал. )

Об информационной политике

Понедельник, ноября 27, 2006

Я полагаю, вопросы о том, что есть журналистика, а есть ЖУРНАЛИСТИКА, по отношению к «Эху Москвы» можно больше не задавать.

Я раньше тоже все время защищал эту радиостанцию, говоря, что ведущие — это ведущие, но с новостями-то там всё в порядке. Говорят честно и как есть.

Нет, не говорят честно. Сегодня во всех информационных сообщениях «Эха Москвы» о происшествии с Сулейманом Керимовым не было сказано ни слова о Тине Канделаки. А это уже нечестно.

Так что упреки сотрудников «Эха Москвы» в федеральным телеканалам в том, что эти телеканалы что-то там скрывают, я теперь буду считать беспочвенными. Сами такие.

Полоний-210

Понедельник, ноября 27, 2006

В районах Крайнего Севера нашей страны, США, Канады и в Скандинавских странах имеет место повышенное поступление в организм человека свинца-210 и полония-210 по пищевой цепочке «лишайники-олень-человек». Лишайники, имеющие высокую сорбционную способность и большую продолжительность жизни (почти 300 лет), концентрируют эти радионуклиды из воздуха, поскольку не имеют корневой системы. При этом содержание свинца-210 в 1 кг сухого вещества лишайника достигает 215-340 (5,8-9,2), а полония-210 — 215-370 Бк (5,8-7,3 нКи). Олень поедает до 4 кг лишайников в сутки, в результате чего в его мясе накапливается до 14 Бк/кг (360 пКи/кг) свинца-210 и до 1,4 Бк/кг (38 пКи/кг) полония-210. В организм местного населения, питающегося мясом оленей, в среднем поступает 3,7 Бк/сут (100 пКи/сут) полония-210, что в 10 раз превышает уровень поступления этого радионуклида в «нормальных» районах. Повышенное поступление РВ сопровождается усиленным накоплением их в органах и тканях. В костях коренных жителей Крайнего Севера концентрация полония-210 в среднем составляет 710 пКи/кг (21 Бк/кг), что обуславливает годовую поглощенную дозу 1 мГр (100 мрад), которая примерно в 23 раза выше, чем у жителей «нормальных» районов земного шара. Повышенное содержание полония-210, а следовательно, и более высокие лучевые нагрузки отмечены и для других органов: гонад, легких, красного костного мозга.
Отсюда

Прошелся по жертвам

Понедельник, ноября 27, 2006

В.Ющенко принял участие в траурном шествии по жертвам Голодомора.

Don’t rush to judgment

Понедельник, ноября 27, 2006

In our desire to fulfil a James Bond fantasy, we have too hastily pointed the finger at the Kremlin

Tom Parfitt in Moscow
Monday November 27, 2006
The Guardian

Imagine a simple reporting assignment, the brilliant investigative journalist Nick Davies said at a seminar a few years ago. You go into an office in London and you want to know what the weather is like outside. You ask one person and he says: «It’s pouring down.» Then you ask another, who replies: «It’s beautiful and sunny.»

Now you have two options. The first is to rush back to the office and file a story: «Controversy raged over the state of the weather in London last night as … » And the second is to look out of the window.

In our desperate desire to fulfil a James Bond fantasy over the death of the former spy Alexander Litvinenko, we seem to have forgotten to look out of the window, however smudged and scratched it may be.

Litvinenko, a former lieutenant colonel with Russia’s federal security service (FSB) who had lived in Britain for six years, was apparently poisoned with the rare radioactive isotope polonium 210. This is tragic, shocking and mysterious. Yet, looking on from Moscow, the response in parts of the British press seems little short of hysterical.

Most worrying is the assumption that the Kremlin is bang to rights. In an editorial on Saturday, the Times argued that Vladimir Putin «must prove by deeds he is not linked to Litvinenko’s murder».

Why must he? There is not a scrap of evidence to show that the Russian president was involved. Police are hardly out of the blocks and we’re already up for some kangaroo justice.

Russia has killed people abroad, it is true, and recently. In 2004 two military-intelligence agents blew up the Chechen separatist leader Zelimkhan Yandarbiyev in Qatar (the Americans helped). That was wrong, but Yandarbiyev was a real threat, channelling funding to militants on Russian soil. Litvinenko, however, was a spent force as a critic of Putin. Even in purely pragmatic terms, the notion that the president would order his murder in Britain on the eve of an EU-Russia summit seems unlikely.

Naturally, I’ll be the first to eat my shapka if Putin turns out to be to blame. The siloviki — the security-service veterans around the president — may have killed Litvinenko as a shot across the bows of competing clans.

There is a possibility that rogue elements are at work in the security services, or that Litvinenko was murdered for acquiring damaging evidence about the assassination in Moscow last month of the investigative reporter Anna Politkovskaya (although her colleagues at Novaya Gazeta doubt that). Of course, not being in control of the FSB is a potentially more damaging indictment of Putin than having sent a note to its boss, Nikolai Patrushev, saying «get Litvinenko». But we need to recognise that there are other actors in this drama besides our latest favourite tyrant.

The idea that Litvinenko was a crusading dissident in the mould of Alexander Solzhenitsyn is risible. People who had never heard of him two weeks ago are now trumpeting his «courageous, high-profile stand against the Kremlin». The fact is that Litvinenko was a paid employee of Boris Berezovsky, the oligarch and archenemy of Putin.

Berezovsky and Litvinenko, who both fled Moscow for Britain in 2000, first met in 1994. Litvinenko, as a serving FSB officer, was investigating a car bombing that decapitated Berezovsky’s driver and narrowly missed killing the businessman. At the time there were many vicious fights between criminal clans in Moscow. By his own admission, Litvinenko worked in an FSB unit that planned extrajudicial killings.

Berezovsky and Litvinenko’s relationship was forged in this atmosphere. By then, Berezovsky, a car dealer and multimillionaire, had penetrated the Kremlin and was pulling the strings. But his power began to slip and his business dealings fell under suspicion. In this context, the appearance of Litvinenko at a press conference in 1998 claiming his FSB bosses had ordered him to kill Berezovsky looked more like a clever political ruse than heroic whistleblowing.

Similar suspicions arise today. A familiar band of Russian malcontents have been feeding us with apocalyptic quotes for more than a week.

Unfortunately, radioactive isotopes like the polonium 210 that killed Litvinenko are available on the international black market, not only to special services. It is entirely plausible that a powerful foe whose path Litvinenko crossed in the dark, internecine fights of the late 1990s has crawled back and exacted revenge. That would be a sad reflection of today’s Russia, but it would not be «state-sponsored terrorism».

tom.parfitt@guardian.co.uk