Архив за деньдекабря 8, 2006

Оборона

Пятница, декабря 8, 2006

9.00 в МГТУ им. Баумана начала работу счетная комиссия по выборам председателя студенческого совета вуза. Как сообщает корреспондент Студсовет.Su, избирательные участки начали работу с 10 утра.

И первый скандал на выборах председателя студенческого совета МГТУ им. Баумана: группа студентов, представившаяся независимыми наблюдателями, устроила потасовку у Центральной избирательной комиссии. Оперативные действия службы безопасности университета усмирили действия «наблюдателей». Эти же молодые люди заявили, что выборы не могут быть признаны состоявшимися лишь только по той причине, что «начались не в 9 утра, а в 10». Вместе с тем в ЦИК МГТУ заявляют, что в 9 часов утра состоялось собрание членов ЦИК, после чего началась работа избирательных участков.

Как сообщает корреспондент Студсовет.Su, в группу так называемых «наблюдателей» входят исключительно активисты молодежной политической организации «Оборона».
Отсюда

Нравится девушка?

Пятница, декабря 8, 2006

Отсюда

И слава богу!

Пятница, декабря 8, 2006

Журавлев принципиальный сторонник демократии, он участвовал в демонстрациях на майдане в Киеве и считает, что Оранжевая революция –дар самого Бога украинскому народу. В то же время, он считает, что в обозримом будущем оранжевая революция в России невозможна: Россия гораздо менее цивилизованная страна, жестокая, безнравственная и безответственная.
Отсюда

Вертикаль власти

Пятница, декабря 8, 2006

И снова раскалывается

Пятница, декабря 8, 2006

Серийный убийца и предатель Родины Невзлин обвиняет Егора Гайдара и Анатолия Чубайса в том, что они — агенты ФСБ.

Видать, совсем нервы сдали у подонка. Чувствует дыхание Краснокаменска.

Непродажная пресса

Пятница, декабря 8, 2006

За те несколько недель, пока рукопись была в редакции, я находился в полном неведении о ее дальнейшей судьбе, каковая, согласитесь, для автора важна. Наконец, 8 ноября сего года один из сотрудников отдела экономики (имя и фамилию готов сообщить дополнительно, хотя в данном случае это не важно) сообщил, что мой материал будет незамедлительно опубликован, но исключительно после принятии мною одного «редакционного условия».

Как вы, наверное, уже догадались, речь зашла о деньгах. И знаете, каким было обоснование? Якобы, в редакции появился новый коммерческий директор, который считает, что, раз я не являюсь штатным сотрудником, газета меня «рекламирует». А за «рекламу» якобы надо платить.
Отсюда

Вот сколько я говорю, что «Новая Газета» публикует материалы только за деньги — столько либеральные мрази говорят мне, что я лгу.

А вот вам — доказательство.

Завещание Литвиненко

Пятница, декабря 8, 2006

При беглом знакомстве с ним, сразу понимаешь, что это не документ, а литература, беллетристика. Какого она качества — десятый вопрос. Потому не станем придираться к отдельным построениям фраз, вроде «гул протеста со всего мира» (сказано не совсем по-русски, может быть, по-английски?).

Перед нами беллетристика потому, что здесь мы находим все признаки художественного произведения. Дело даже не в крутой метафорике («…я начинаю отчетливо слышать звук крыльев ангела смерти»). Дело в том, что сам текст воспринимается, во-первых, как стихотворение в прозе, во-вторых, как внутренне целостное произведение с завязкой (герой стоит на пороге смерти), кульминацией (злодей торжествует за кулисой представления) и развязкой (уверенность в том, что гибель одного человека вызовет прозрение и презрение народов всего мира).

Перед нами притча об уничтоженном, но морально не сломленном человеке, написанная как бы им самим. Такое авторство столь же странно, как если бы стихотворение Лермонтова «Смерть поэта», посвященное гибели Пушкина, написал бы сам Пушкин.

Но странность эта как раз более всего и обусловлена тем, что автор «Заявления» и его герой — не один и тот же человек. Лишнее тому подтверждение — путаница в грамматических формах выражения. Полицию он благодарит в настоящем времени. Она «энергично и профессионально расследует мое дело».

Конечно, можно предположить, что это оговорка смертельно больного человека. Но точно также возможно, что несогласованность грамматических времен — это описка сотрудника из Bell-Pottinger, сочинявшего предсмертный текст уже после кончины Литвиненко. На то, что это именно так, указывает его беллетристическая природа, его продуманная и четко просчитанная конструкция.

Конечно, можно предположить, что это оговорка смертельно больного человека. Но точно также возможно, что несогласованность грамматических времен — это описка сотрудника из Bell-Pottinger, сочинявшего предсмертный текст уже после кончины Литвиненко. На то, что это именно так, указывает его беллетристическая природа, его продуманная и четко просчитанная конструкция.

Композиционно произведение легко распадается на две составные части. Первая — исполнена в жанре спичей, которые произносятся на церемониях по случаю награждения Оскаром или ТЭФИ. Награжденный, когда выходит на сцену, должен не забыть отдать должное всем. Это ритуал торжества.

Герой произведения, созданного творческим коллективом Bell-Pottinger, аккуратен в поклонах и точен в приоритетах. Сначала они адресуются медсестрам и врачам, затем — полиции, далее — британскому правительству, следом — британской общественности. В заключение — близким.

Вторая часть — обличительная. В ней существенно то, что герой себя считает не единственной жертвой своего могущественного врага; жертвой, по его твердому убеждению, является и вся страна, «любимая Россия».

Интонационно «Заявление» построено по законам небольшого, но серьезного музыкального произведения: сначала светлая торжественная печаль прощания с этим миром, за ним тема грозного демона, преследующего свою жертву, и неравной борьбы с ним («Вы можете заставить меня замолчать, но это молчание дорого обойдется вам»), и напоследок умиротворение в миноре («Пусть Господь простит вас…») с подтекстом, в котором слышится убежденность: а Господь вас не простит…

Реальная смерть в художественном оформлении — вещь действенная, корабль с большим водоизмещением. На него можно много чего нагрузить. Это мы помним по русской литературе.

В «Бесах» Кириллова подтолкнул Ставрогин к самоубийству, чтобы на него списать смерть несчастного Шатова. Там же дан рецепт предсмертной записки: «…чтобы поверили, надо как можно темнее… Надо правды только уголок показать, ровно настолько, чтобы раздразнить. Всегда сами себе налгут больше нашего и уж себе, конечно, больше поверят».

Согласитесь, нечто похожее происходит с шумом вокруг кончины Литвиненко с его «Заявлением»

В гротескной пьесе Николая Эрдмана «Самоубийца» выведен пародийный Кириллов — советский гражданин Подсекальников. Он только нечаянно заикнулся о желании застрелиться, так к нему выстроилась очередь с предложениями мотивировок.

Там было: «Умираю, как жертва национальности, затравили жиды». Еще: «Жить не в силах по подлости фининспектора». Одна дама попросила, чтобы в записке было сказано, что покойный пустил себе пулю в лоб из-за любви к ней. Была и политическая подкладка: «В смерти прошу никого не винить, кроме нашей любимой советской власти».

Подсекальников остановил свой выбор на другом варианте: стреляться в пользу интеллигенции.

Едва он оказался в гробу, как сразу явились охотники нагрузить его труп общественными нагрузками. «Муж ваш умер, но труп его полон жизни, он живет среди нас, как общественный факт. Давайте же вместе поддерживать эту жизнь».

Чем собственно и занимается нынче пиар-служба Bell-Pottinger в отношении того Литвиненко, которого сама и придумала.
Отсюда

Полный пиздец

Пятница, декабря 8, 2006

DIE ZEIT: Госпожа Альбац, Вы журналист и автор книги ‘Мина замедленного действия. Политический портрет КГБ’, рассказывающей об истории этой советской спецслужбы. Вы верите, что нынешняя ФСБ причастна к убийству бывшего сотрудника спецслужб Александра Литвиненко, скончавшегося в Лондоне?

Евгения Альбац: Одно из двух: или Литвиненко был убит спецслужбами по указанию президента России Владимира Путина, который по новому закону имеет право санкционировать операции против террористов за пределами России, притом, что однозначного понятия, кого можно считать ‘террористом’ не существует. Или же Путин не знал об операции российских спецслужб, целью которой было наказать перебежчика Литвиненко.

ZEIT: В октябре на улице была застрелена оппозиционная журналист Анна Политковская. Вам тоже угрожали?

Альбац: Мне трудно оценить эту угрозу. На одном из сайтов скинхедов в Интернете опубликован ‘расстрельный список’ врагов государства. Там есть и мои фотографии и адрес. В другом списке мое имя стоит в одном ряду с именем Политковской.

ZEIT: После отравления Литвиненко Вы не перестали пить чай в общественных местах?

Альбац: Мне уже рекомендовали воздержаться от походов в ресторан и питаться исключительно дома.

ZEIT: Что ожидает Россию в будущем?

Альбац: Все авторитарные режимы рано или поздно взрываются изнутри. Мы уже наблюдаем развал режима в России, результатами которого стали убийства Политковской и Литвиненко.
Отсюда

Евгения Марковна, я подаю на развод. Я-то думал, Вы умная.

А Вы, оказывается, дура.

Альбац работает на Кремль

Пятница, декабря 8, 2006

EIT: На радиостанции ‘Эхо Москвы’ вы ведете политическое ток-шоу. Эта радиостанция считается одним из немногих СМИ, критикующих правительство. Почему Вам позволяют работать свободно?

Альбац: Возможно, что ‘Эхо Москвы’ еще не закрыли лишь потому, что власти сами не могут обойтись без достоверной информации. Для Кремля наша радиостанция, по сути, единственный публичный независимый источник информации.
Отсюда

Брентон, извинись!

Пятница, декабря 8, 2006

Активисты молодежного антифашистского движения «Наши» на протяжении четырех месяцев преследуют посла Великобритании в Москве Энтони Брентона (Anthony Brenton), ежедневно оказывая на чиновника и его семью давление, пишет газета The Financial Times.

Издание отмечает, что члены этой организации требуют от дипломата извинений, так как считают, что он оказал «поддержку фашистам», приняв участие в оппозиционной конференции «Другая Россия», прошедшей в преддверии саммита «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге.

«Это преднамеренное психологическое давление, профессионально организованное и граничащее с насилием», — заявил Брентон. Он рассказал об одном из эпизодов «преследования» во время лекции в Российском государственном гуманитарном университете, посвященной угрозам свободы в России. Тогда неизвестный молодой человек начал кричать: «Брентон, извинись!»
Отсюда

Взял бы да извинился — делов-то.

Кстати, это очень смешно. Чувак из «Нашых» бегает за английским послом, а посол бегает от чувака. Вот тут «Нашы» описывают, как это всё происходит, и это очень смешно. Конечно, подметный листок файненшнл таймс не рассказывает, как шофер английского посла обещает облить чувака из «Напхых» бензином и поджечь. Не пишет эта газеттка и как охрана посла избила чувака из «Нашых».

Потому что это было бы недемократично. Разве английский посол может быть плохим?