Архив за деньмая 29, 2007

Польское мясо

Вторник, мая 29, 2007

Уполномоченная по правам ребенка Польши Ева Совинска (Ewa Sowinska) предложила изучить передачу «Телепузики» на наличие в ней пропаганды гомосексуализма.

Беспокойство Совински вызвала ориентация телепузика по имени Тинки-Винки. Она обратила внимание на то, что этот округлый фиолетовый персонаж, судя по высокому росту, мальчик, но при этом носит с собой дамскую сумочку. «Насколько мне известно, это может быть скрытым гомосексуальным намеком», — заявила Совинска.

Отсюда

С ног на голову

Вторник, мая 29, 2007

По данным «Нового времени», речь идет о выводе через этот банк средств высоких российских чиновников, близких к нефтяным госкомпаниям. Еженедельник утверждает, что отток денег якобы курировал замдиректора ФСБ генерал-лейтентант Александр Бортников, возглавляющий Департамент экономической безопасности ФСБ. Никаких доказательств этого заявления «Новое время» не приводит.

Теперь, пишет «Новое время», Генпрокуратура намеревается закрыть дело 248089 за незначительностью. Прокурорским работникам виднее. Гораздо интереснее другое – схема работы «Дисконта» чрезвычайно напоминает схему «поджога» банков, рассказанную Алексеем Френкелем, главным обвиняемым в деле Козлова. Напомним, в своих знаменитых письмах, опубликованных президентом Московской международной валютной ассоциации Алексеем Мамонтовым, Френкель утверждал, что представители ЦБ иногда предлагают собственникам проштрафившегося банка «поджечь» его, обналичив за короткое время огромные суммы. Затем банк закрывают.

Френкель писал и про еще одну особенность этой схемы – она используется на фоне тесного сотрудничества с крупными государственными и иностранными банками. Последние якобы и помогают Центробанку в нелегкой задаче вывода средств за рубеж. Это подводит нас к австрийским следователям и австрийскому Raiffeisen Zentralbank Oesterreich AG.
Отсюда

Пастернака я не читал, но скажу…

Вторник, мая 29, 2007

Подавляющее большинство американских сенаторов и конгрессменов не читало доклад американского разведывательного сообщества о военных программах Саддама Хусейна перед голосованием по поводу начала военной операции в Ираке. Как сообщает CNN, такой вывод содержится в выходящей в США биографии Хиллари Клинтон.

В книге «Ее путь. Надежды и амбиции Хиллари Родэм Клинтон», написанной репортерами The NY Times Джеффом Гертом и Доном Ван Наттой, утверждается, что для прочтения полной версии доклада, содержащего секретные сведения, законодателям было выделено специальное помещение в здании Капитолия, и до финального голосования его посетили лишь шесть сенаторов.

Согласно данным авторов книги, Хиллари Клинтон, проголосовавшая за начало вторжения, не читала 90-страничный доклад.
Отсюда

Америка, Америка

Вторник, мая 29, 2007

Отметим, что в последнее время, как сообщало ИА «Новости-Грузия», в Грузии участились случаи «разборок» между учениками старших классов, в которых используется холодное и огнестрельное оружие.
Отсюда

Ингридиент, изменивший историю

Вторник, мая 29, 2007

Отсюда

Намерен

Вторник, мая 29, 2007

Отсюда

Шоу-бизнес

Вторник, мая 29, 2007

В пятницу в 20:30 нидерландская компания BNN покажет Грандиозное Шоу Донора (De Grote Donorshow). Идея шоу проста и незатейлива: есть 3 человека в возрасте от 18 до 40 лет, которым нужна пересадка почки. И есть женщина Лиза, и которой эта почка имеется в наличии. Вот она и будет богом — точнее, богиней, которая и выберет, кому из троих отойдет почка. А в выборе ей помогут дорогие телезрители путем sms-голосования. А как же сама Лиза, спросите вы. А самой Лизе все равно: она смертельно больна. Что, конечно, добавляет.

Шоу продюсирует компания Endemol, известная форматами Большой Брат, Фактор Страха, Кто Хочет Стать Миллионером.
Отсюда

Сергей Кожевников об увольнении Воробьевой

Вторник, мая 29, 2007

— Пользуясь случаем, обращаюсь к самому большому начальнику «Русской медиа группы» — а вы можете объяснить, почему уволили Воробьёву?

— Кто Воробьёв?

— Воробьёву Иру, или Вы не знаете про эту историю?

— Я знаю про эту историю, я бы уволил её раньше и в более жёсткой форме. Существует корпоративная этика.

— В чём была нарушена корпоративная этика?

— Я объясню. Существует понятие… Не существует социального равенства. Существует неравенство взаимоотношений и подчинённости. И если человек нарушает, его увольняют не из-за того, что, может он и прав по гражданской позиции — но он нарушил должностную инструкцию. Если существует редактор отдела, который занимается ответом на звонки, это на уровне секретаря, важная, милая работа, но не самая квалифицированная, еэ нельзя назвать журналисткой. А она говорит: «А я хочу съездить в Петербург на такое-то мероприятие». Ей говорят: «У нас нет интереса, потому что у нас есть свой журналист в Петербурге, и он нам даст подробнейший доклад о любых событиях, которые там произойдут». «А я хочу всё-таки съездить». Ну, у тебя будет выходной день, ты можешь съездить куда угодно. Хоть в Гвинею-Бисау, хоть к бабушке на дачу. Мы не можем тебе указывать, чем заниматься в неслужебное время. Хорошо. Она всё-таки едет в Петербург, участвует там в каких-то мероприятиях, законные, незаконные — неважно, думаю, что они законные, раз там их разрешали. Она участвует в этих каких-то действиях, возвращается в Москву и говорит: «А я привезла репортаж». На что ей говорят: «А у нас уже прошёл репортаж из города Петербурга, у нас есть собственный корреспондент в городе Петербурге, довольно известный журналист, который нам дал полный отчёт о Марше несогласных, о ком-то ещё и так далее. «Ну хорошо», — говорит человек, и идёт на конкурирующую радиостанцию.

— Но не как сотрудник…

— А как кто?

— Там не было сказано, что сотрудник «РСН». Там было сказано: журналист.

— Ну, во-первых, это неправда. Она не журналист.

— Неважно, просто не было сказано, что сотрудник «РСН».

— Дальше мы сделали приятное для Венедиктова, если ему нужна была такая журналистка. Она написала заявление по собственному желанию, и мы будем рады, если она будет работать у Венедиктова, и им нужен такой хороший человек. Но, я считаю, что, с точки зрения корпоративной этики… Я не имею претензий к Венедиктову, у меня есть претензии только к этой девушке — глупо устраивать на пустом месте базар, по-другому я не могу назвать, только из-за того, что тебя как профессионала не оценили. Вот где здесь корень, а не в политических пристрастиях. То есть, девушка хотела проявить себя. Ну, хочется вырасти, обратить внимание, что я не только девочка на телефоне, я могу ещё и сама что-то делать самостоятельно. История эта выеденного яйца не стоит. Если бы ди-джей завтра бы пошёл на «Европу-плюс» и провёл там утренний или дневной эфир, как не ди-джей, я не знаю там, а под другим именем, но вы понимаете, что это ди-джей наш, то мы бы его уволили.

— Ну, а если сотрудник идёт на конкурирующую радиостанцию просто в гости? Ну, вот я не являюсь сотрудником НТВ, но, тем не менее, появляюсь на экране НТВ. Если я иду к Малахову в программу…

— Нет, это другой жанр. На телевидении мы говорим: «Пожалуйста, где угодно ходите, светитесь, можно, мы рекомендуем». Бачинский и Стиллавин у нас на «Первом канале» ведут ‐ да ради бога, а до этого они вели на MTV. И на ТНТ у нас и те, и другие работают. Пресса ‐ пожалуйста. А радиостанция ‐ это, извините, один жанр. Мы категорически против. Это редакционная политика. Можно, сказать что она жёсткая или неправильная, но это наша политика.

— То есть ваш сотрудник не может прийти в качестве гостя на другую радиостанцию?

— Без согласования с начальством ‐ да. У нас не «Эхо Москвы», не «Серебряный дождь» — это вопрос принципа. На телеканал ‐ без проблем. В любое издание ‐ без проблем. В Интернет-публикациях ‐ да ради бога. Но не на радиостанцию. Просто жанровое ограничение.
Отсюда

Как врет Гарри Каспаров

Вторник, мая 29, 2007

«Национальный журнал» опубликовал интервью Сергея Гуляева, где тот рассказал о проведении конференции «Другой России» в Эстонии.

Почему для саммита «Другой России» была выбрана именно Эстония? Это вопрос политический. Российские власти сейчас категорически испортили отношения с нашей некогда братской республикой и ближайшим соседом. Мы считаем, что надо восстанавливать нормальные отношения. Прочтите заявление «Другой России» по поводу событий в Эстонии и событий в подмосковных Химках (оно есть на сайте) – тогда все станет ясно.

Выездное совещание в Эстонии планируется на начало июля. Программа этой поездки еще только обсуждается. Сейчас идет активная подготовка к «Маршам несогласных» в Питере и Москве, а после их проведения уже будет совещание в Эстонии. Место пока еще не выбрано. Я там планирую обязательно быть. Но пока еще не могу сказать в каком качестве: просто как участник «Другой России» или уже как лидер Русского народно-освободительного движения. Посмотрим еще. Если мы успеем к этому времени заявиться и проведем свою конференцию, тогда на совещании в Эстонии будем представлены уже в этом новом качестве.
Отсюда

Каспаров заявил, что это интервью — фальшивка.

С редакцией АПН связался лидер «Другой России» Гарри Каспаров. Он категорически опроверг информацию о проведении совещания «Другой России» в Эстонии. Интервью Сергея Гуляева, в котором объявлено об этом – фальшивка. По мнению Станислава Белковского, эта фальшивка «запущена» в Интернет личными недоброжелателями Гуляева, которые опасаются роста его авторитета в националистической среде. По словам Гарри Каспарова «Другая Россия» критиковала действия эстонских властей в отношении памятника Воину-освободителю и её позиция по этому вопросу нисколько не изменилась.
Отсюда

После чего появляется аудиофайл «фальшивки»:

То есть, Гарри Каспаров В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ подтвердил, что он — лжец.

Буковский и поддельные документы

Вторник, мая 29, 2007

После того как рассекреченные секретные и совершенно секретные, а также особой важности архивные документы стали появляться на страницах печати, в стенах Росархива начал мелькать почти всегда нетрезвый бывший диссидент В. Буковский. Вел этот человек себя довольно высокомерно[388], однако именно он поставил перед Специальной комиссией задачу выявления и рассекречивания архивных материалов по истории инакомыслия в СССР.

Это была благородная и сравнительно с другими легко решаемая проблема. Нам открывалась изощренная и мерзкая картина преследования тех, кто в разные годы сумел найти силы и мужество, чтобы говорить правду о нашей истории и современности. Сотни документов были рассмотрены комиссией и стали достоянием общественности. Буковский был одним из первых читателей. Скоро он вооружился сканнером и в течение нескольких дней копировал рассекреченные материалы. 22 июля 1992 г. в комиссию была представлена очередная порция документов для рассекречивания, связанная в основном с так называемым «делом Синявского и Даниэля», известных советских литераторов середины 60-х годов, осужденных после того, как КГБ СССР установил, что один из них — Андрей Синявский — публиковал на Западе повести и рассказы под псевдонимом «Абрам Терц». Синявский был осужден на семь лет лагерей, отсидел большую часть срока, затем был помилован и уехал в Париж, где вместе со своей женой, известным литературоведом М.В.Розановой, основал журнал «Синтаксис».

Рассекречивание шло легко и спокойно, поскольку ни один из документов не содержал каких-либо признаков государственных секретов. Однако внимание автора книги привлек документ, подписанный председателем КГБ СССР Ю.В.Андроповым и датированный 26 февраля 1973 г., за номером 409-А. Андропов докладывал в ЦК КПСС о том, что КГБ СССР проводится работа «по оказанию положительного влияния на досрочно освобожденного из мест лишения свободы» Синявского. Принятыми мерами, сообщал Андропов, удалось скомпрометировать имя Синявского в глазах творческой интеллигенции, в том числе с помощью слухов о его связях с органами КГБ СССР, а через его жену «удалось в выгодном нам плане воздействовать на позиции отбывших наказание Даниэля и Гинзбурга, в результате чего они не предпринимают попыток активно участвовать в так называемом «»демократическом движении», уклоняются от контактов с группой Якира».

Документ производил странное впечатление. КГБ СССР ходатайствовало перед ЦК КПСС о разрешении Синявскому вместе с семьей выехать на три года во Францию. Не признавая факта сотрудничества Синявского с КГБ СССР, Андропов сообщал, что в кругах творческой интеллигенции слухи об этом имеются в соответствии с «принятыми мерами». Осознавая, каким может быть резонанс от рассекречивания письма Андропова, автор книги предложил комиссии сохранить имевшийся на нем гриф секретности до лучших времен. Комиссия с этим согласилась.

Однако уже спустя месяц в кабинете автора появилась взволнованно-настороженная Розанова. В ее руках имелась ксерокопия нерассекреченной записки Андропова, представляющая ее сокращенный вариант. Розанова сообщила, что на Западе широко распространяется эта ксерокопия. Она ждала объяснений, которых автор книги в полном объеме ей дать не имел права. В самом деле, в руках Розановой находился доклад КГБ СССР в ЦК КПСС за подлинным номером и с подлинным содержанием, хотя и не с полным текстом. С другой стороны, автор не мог сообщить, что этот доклад рассматривался комиссией и не был рассекречен. Оставалось одно: заявить, что в руках Розановой находится фальшивка.

На этом мы и расстались, вполне, как мне кажется, удовлетворенные состоявшимся разговором.

Увы, события продолжали развиваться дальше. Осенью 1992 г. вместе с Пихоей я был вынужден снова принимать Розанову, теперь уже вместе с Синявским. К этому времени в израильской газете «Вести» на целый разворот под рубрикой «Вчера тайное — сегодня явное» была помещена статья М.Хейфеца «Новые грехи старого Абрама. Андрей Синявский как агент КГБ»[389]. Это был приговор, т.к. в конце статьи фигурировала фотокопия злосчастного документа за номером 409-А в его сокращенной редакции. В нем были опущены две очень важные части текста. В первой говорилось: «Вместе с тем известно, что Синявский, в целом следуя нашим рекомендациям, по существу, остается на прежних идеалистических позициях, не принимая марксистско-ленинские принципы в вопросах литературы и искусства, вследствие чего его новые произведения не могут быть изданы в Советском Союзе.

Различные буржуазные издательства стремятся использовать это обстоятельство, предлагая свои услуги для публикации работ Синявского, что вновь может привести к созданию нездоровой атмосферы вокруг его имени».

Во втором изъятом отрывке, касаясь предложения не препятствовать выезду Синявского из СССР, Андропов писал: «Положительное решение этого вопроса снизило бы вероятность вовлечения Синявского в новую антисоветскую кампанию, так как лишило бы его положения «внутреннего эмигранта», оторвало бы от творческой среды и поставило бы в конечном счете Синявского в ряд писателей «зарубежья», потерявших общественное звучание».

У нас не было никакого желания постигать мотивы внутриэмигрантской «разборки», продемонстрированной в этой статье. Но Синявский и Розанова были последовательны в своем требовании получить официальное заключение по существу опубликованного документа. Экспертиза не требовала больших усилий и интеллекта. Уже через час мы передали гостям докладную записку, подписанную секретарем Специальной комиссии по архивам при Президенте Российской Федерации Н.А.Кривовой. С ее любезного разрешения процитируем часть текста, чтобы читателю все стало ясно. «Указанный документ, — писала Н.А.Кривова, — является подделкой, выполненной с помощью ксерокса, и представляет собой сокращенный вариант подлинной записки номер 409-А от 26.02.73. Из копии подлинного текста вырезаны угловой штамп бланка КГБ, штамп общего отдела ЦК КПСС, первый, второй, третий, шестой, седьмой, девятый абзацы, подпись, вырезки склеены и отсняты на ксероксе. На ксерокопии явно видны следы склеивания и неровности, оставленные при разрезании.

Подлинная записка номер 409-А от 26.02.73 хранится в фондах Архива Президента Российской Федерации. Документ был представлен в Специальную комиссию по архивам при Президенте Российской Федерации для рассекречивания. Специальная комиссия приняла решение сохранить гриф секретности (Протокол номер 14 от 22.07.92)»[390].

Рассказанный случай на первый взгляд может показаться некорректным. В самом деле, неизвестный фальсификатор всего-навсего сократил текст, исключив из него те части, которые свидетельствовали о непричастности Синявского к сотрудничеству с КГБ СССР. Однако можно было бы в таком случае не считать это подлогом только при одном условии: когда существовало бы указание на эту изъятую часть. Поскольку же такого указания не имелось, читателям был предложен никогда не существовавший документ, т.е. подлог, намекавший на связи Синявского с КГБ СССР. Ясно, для чего это было сделано. И точно так же можно догадываться и о том, кто это сделал. Текст, опубликованный в израильских «Вестях», по словам их редактора Э.Кузнецова, был получен им от известного писателя, в прошлом диссидента, В.Максимова. Когда Розанова стала проводить расследование сама, выяснилось, что этот текст был передан Максимову Буковским. Уже после того как стал очевиден его фальсифицированный характер, темпераментная и отчаянно-бескомпромиссная журналистка газеты «Московские новости» Н.Геворкян решила провести собственное расследование. Процитируем заключительные слова ее рассказа о злоключениях письма Андропова. «Из всех фамилий, фигурировавших выше, один человек стопроцентно читал подлинник в президентском архиве. «Так я ознакомился в архиве с кучей документов, касающихся правозащитного движения. Среди них бумаги о хельсинских группах и о судах над членами этих групп, много документов по делу Щаранского, по делу Синявского и Даниэля, в, частности о досрочном освобождении Синявского и обстоятельствах его выезда за рубеж. Надеюсь, все это со временем будет опубликовано…» Владимир Буковский, «Русская мысль» от 31 июля 1992 г.

Я предприняла несколько безрезультатных попыток дозвониться Буковскому в Кембридж. Так или иначе он находится где-то в начале цепочки людей, державших в руках подлинник. Поскольку образ колдующего над ксероксом «липача» несовместим в моем сознании с образом Буковского, то мне было интересно выслушать его версию появления в прессе укороченного варианта записки Андропова… Противно думать, что кто-либо из уважаемых людей причастен к этой некрасивости»[391]. И она была, видимо, права.
Отсюда

А я вчера столько раз слышал, что у Буковского безупречная репутация.

Кстати, интересно, вспомнит ли Геворкян об этой истории.

Впрочем, вот здесь говорится, что Буковский не виноват.