Сначала надо залогиниться, идiотъ

Ничего общего со справедливостью

Заявление для прессы и правозащитников Алексаняна Василия Георгиевича, находящегоося в ФГУ ИЗ-77/1 УФСИН России по г. Москве

27.12.2007 г. Российская Федерация обязана выполнить уже третье по счету Указание Европейского суда по правам человека о моей скорейшей госпитализации в специализированную гражданскую клинику из тюрьмы, где я сейчас нахожусь.

Предыдущих два аналогичных Указания от 27.11.2007 г. и 06.12.2007 г. властями РФ были полностью проигнорированы.

Вот уже 21 месяц как я нахожусь в, так называемом, «предварительном заключении» по сфальсифицированному обвинению как один из руководителей НК «ЮКОС».

Я был вынужден обратиться в Европейский суд по правам человека фактически за спасением своей жизни, т.к. власти Российской Федерации своими действиями реально поставили меня на край могилы.

Более года назад в результате проведения судебно-медицинской экспертизы у меня было обнаружено смертельное заболевание. Уже тогда мое состояние требовало начала высокоактивной химиотерапии с целью поддержания жизни и ее продления. Заключение экспертов прямо ставило возможность содержания меня в тюрьме в зависимость от срочного начала химиотерапии. При этом эксперты отказались отвечать на поставленный следствием вопрос, возможно ли вообще проводить такую химиотерапию в условиях режима СИЗО, так как такая терапия сама по себе обладает смертельными побочными эффектами и требует соблюдения особых условий ее проведения.

С тех пор, не смотря на мои многократные обращения и жалобы, я продолжаю незаконно содержаться в тюрьме, не получая жизненно необходимой мне химиотерапии и, не имея возможности лечиться в специализированной гражданской клинике, куда я был поставлен на учет в связи с обнаруженным у меня заболеванием.

При этом, я предпринял все от меня зависящее, чтобы добиться проведения химиотерапии, включая подписание требуемого по закону информированного согласия пациента. Но лечение так до сих пор начато и не бьло. Более того, следствие, признавая правомерность моих требований об обеспечении условий лечения, не только не предприняло никаких действий в этом направлении, но и совместно с СИЗО препятствовало моему доступу к лечащему врачу и врачам специалистам из гражданской клиники.

Закономерным результатом такого развития событий явилось существенное ухудшение моего физического состояния, переход заболевания в более тяжелую стадию, развитие ряда других заболеваний, таких как, опухоль печени и лимфатических узлов.

Как итог, к октябрю месяцу 2007 года мое состояние здоровья стало угрожающим. А с 16.10.2007 г. медперсонал СИЗО начал фиксировать ежедневную лихорадку с повышением температуры выше 38 С.

Мое состояние стало таким, что даже врачи ФГУ ИЗ-99/1 ФСИН России вынуждены были подтвердить неспособность моего участия в судебно-следственных мероприятиях. Ухудшение было настолько очевидным, что уже 23.10.2007 г. был создан консилиум гражданских врачей-специалистов, который в присутствии врача СИЗО, по результатам моего осмотра дал заключение о том, что я нуждаюсь в срочном помещении в стационар специализированной гражданской клиники для обследования, уточнения причин лихорадки и лечения.

Однако, вместо выполнения требований врачей-специалистов 26.10.2007 г. я был совершенно неожиданно переведен в больницу другой тюрьмы, а именно, в ФГУ ИЗ-77/1 УФСИН России по г. Москве. С тех пор по сей день я нахожусь там, так и не получая необходимой для моей жизни химиотерапии. И это при том, что 31.10.2007 г. самим следствием было официально признано, что мое обследование и лечение в СИЗО невозможно.

Однако, вместо ожидаемого помещения меня в гражданский специализированный стационар 15.11.2007 г. Московский городской суд по ходатайству следствия продлил мне срок содержания в тюрьме до 02.03.2008 г., полностью проигнорировав представленное самим же следствием заключение консилиума врачей от 23.10.2007 г., положив в основу решения подложную медицинскую справку от 29.10.2007 г. из ФГУ ИЗ-77/1 УФСИН России по г. Москве, о том, что я, якобы нахожусь в «удовлетворительном состоянии» и могу участвовать в судебно-следственных действиях, тогда как в моей истории болезни от 29.10.2007 г. зафиксирована температура 39 С.

На следующий же день 16.11.2007 г. следствие возобновило процесс ознакомления с делом, который не проводился в течение месяца до этого момента в виду моего неудовлетворительного состояния здоровья. При этом следователь, являющийся ко мне в изолятор, прекратил предоставлять мне предусмотренную законом возможность делать заявления и оформлять ходатайства в протоколе ознакомления с делом, как это делалось ежедневно на протяжении всего периода знакомства с делом. Таким образом, я с этого момента был лишен возможности осуществлять свои права обвиняемого и, что наиболее важно, не мог фиксировать в протоколе свои объяснения, касающиеся состояния здоровья, препятствующего продолжению ознакомления с делом.

Такое положение искусственно создало условия для последующего незаконного ограничения меня и моих защитников в ознакомлении с материалами дела, что и было осуществлено по постановлению Басманного суда от 19.12.2007 г. до 15.01.2008 г.

Поняв, что никто не собирается предоставлять мне возможность получать жизненно необходимую медицинскую помощь, 26.10.2007 г. я обратился в Европейский суд по правам человека, который, рассмотрев представленные документы, вынес Указание немедленно поместить меня в специализированный гражданский стационар. Это Указание Российской Федерацией выполнено не было.

06.12.2007 г. Европейский суд по правам человека повторил свое Указание, установив конкретный срок помещения меня в клинику до 10.12.2007 г. Но и это Указание также было проигнорировано Российской Федерацией, которая вместо беспрекословного выполнения своих международных обязательств по соблюдению прав человека стала направлять в Страсбург бессмысленные бюрократические отписки на плохом английском языке.

В результате, сложилась невиданная ситуация, когда Европейский суд по правам человека был вынужден в третий раз потребовать от властей России выполнить свои Указания по помещению меня в срок до 27.12.2007 г. в гражданский специализированный стационар.

Подобное поведение Российских властей является бесспорным подтверждением того факта, что люди, невинно преследуемые по делу ЮКОСа, не защищены не только никаким Российскими законами, но и лишены возможности получать защиту международных, официально признанных Российской Федерации институтов по защите прав человека, каковым является Европейский суд.
Такие действия властей не только подтверждают творящееся в России беззаконие, но и сами по себе являются причиной конкретных тяжких последствий для меня лично. За два месяца пребывания так называемой тюремной «больнице», я заболел туберкулезом.

Таким образом, в результате незаконного почти двухлетнего содержания в тюрьме еще до суда я, будучи практически слепым, доведен до критического предсмертного состояния сознательными, хорошо спланированными совместными действиями прокуроров, следователей, судей и тюремных врачей. При этом, все это время не прекращались попытки сделать меня лжесвидетелем и получить от меня показания, порочащие других руководителей компании НК «ЮКОС», в обмен на изменение мне меры пресечения по состоянию здоровья, то есть фактически в обмен на жизнь. Это немыслимо в 21 веке, но происходит в реальности под завесой замалчивания, сокрытия фактов и лжи.

Я призываю Российское и Международное сообщество остановить процесс бесконечного, бессмысленного избиения людей, имевших хоть какое-то отношение к компании НК «ЮКОС». Презумпция невиновности, закрепленная Российской Конституцией не должна превращаться в фикцию и легко попираться в угоду чьим бы то ни было интересам.

Алексанян В.Г.
СИЗО
26.12.2007 г.

Вообще судебно-следственная система моей страны должна быть полностью расформирована. Я не знаю, как обойтись без ментов и как реформировать милицию (их тоже надо всех выпиздить, но непонятно — как), но я совершенно убежден, что следователей колодкиных и всех без исключения (без исключения!) судей надо уволить, лишить всех привилегий и пусть они живут как хотят сами. Судьи должны быть избираемы народом, который потом эти судьи будут судить.

Потому что вся эта систама уже пошла вразнос. Только в этом году: Тоня Федорова, Аракфеев и Худяков, Ульман, теперь вот этот Алексанян. Я не знаю, виновны Аракчеев, Худяков, Ульман или Алексанян (я знаю только про Тоню) — но когда людей два раза оправдал суд присяжных, повторять попытки засадить их — это жестоко, это животная месть, не имеющая ничего общего со справедливостью. Убивать человека в назидание другим (что происходит с Алексаняном) или лишать детей матери (что происходит в случаях с Федоровой и Бахминой) — это опять же животная месть, не имеющая ничего общего со справедливостью.

Ничего общего со справедливостью.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.