Архив за деньмая 16, 2008

Семь миллионов долларов

Пятница, мая 16, 2008

Услышал по радио, что ООН выделяет Китаю 7 миллионов долларов в качестве помощи.

Интересно, в Китае заметят эти 7 миллионов долларов?

Шесть из шести

Пятница, мая 16, 2008

Я снимаю шляпу перед Панюшкиным.

Шесть из шести.

Я такого не видел никогда в жизни.

Трупный яд

Пятница, мая 16, 2008

Пещера будет засыпана на основании заключения Роспотребнадзора, обнаружившего в пробах грунта и воздуха трупный яд.
Отсюда

Мне ли не помнить, как однажды этот самый Роспотребналдзор обнаружил вредные примеси в молдавском вине, которое производили и поставляли в Россию мои друзья. Проблема быда только в том, что до этого тот же самый Роспортебнадзор уже выдал этому вину все положенные разрешения и сертификаты.

А теперь они обнаружили «трупный яд». Я охуеваю.

Получилось, как видим, довольно убого

Пятница, мая 16, 2008

В отсутствие точки духовного схода разворачивается панорама разброда и шатаний, скольжения и распада. Мелочность мотивов и стимулов к творчеству, бедность вдохновений дают на выходе картину, напоминающую поверхностную рябь на глади вод. Социальный пафос деградирует до стеба, скептически вырождается. Религиозное брожение в отсутствие сильной воли и творческого духа предстает в основном как блуждание вокруг трех сосен и обживание давно известных заблуждений, банальных мифологем. Слишком часто именно в религиозной рефлексии современный писатель обнаруживает беспомощность или впадает в примитивизм, в принципе так или иначе дискредитируя саму идею духовно мотивированной прозы. Неудовлетворенность сущим, панически-чемоданные настроения, принципиальный отказ от фиксации дня текущего сочетаются как тенденция то с болтливой влюбленностью в краски и запахи Петро-России, то с циничным вскрытием пустой души современника…

Владимир Сорокин гротескно портретирует случившееся в России торжество спецслужб в «Дне опричника», заостряя в своей восходящей к маркизу де Саду манере все, что можно заострить, и привлекая рифмы из прошлого и будущего. В романе повествуется об одном дне в жизни бывшего студента МГУ, а ныне опричника Андрея Комяги. 2027 год, Россия после восстановления монархии, в изоляции от мира. Один понедельник на государевой службе включает в себя утреннее похмелье, разорение провинившегося боярина и поджог его усадьбы, ужин с государыней, корпоративную гомосексуальную оргию, навевающую воспоминания о пляске опричников в «Иване Грозном» у Эйзенштейна и оргии СА в фильме Висконти «Гибель богов»… Антиутопия Сорокина Ч яркая метафора современности в ее вероятной (хотя едва ли все-таки возможной) перспективе2.

Начинающий прозаик Максим Кононенко ничего такого скорей всего не умеет. Он Ч не мастер на обобщения, у него вообще нет особенно глубоких мыслей. Это фельетонист par excellence, беспринципный циник, мастер стеба, виртуоз анекдота, чем и прославился впервые благодаря Интернету, создав в 2002 году своего рода антипод тогдашних остросоциальных телевизионных «Кукол» Ч интернет-проект Владимир ВладимировичЩ (юмор этого проекта Ч бессмысленный с примесью сервильности Ч заслуживает отдельного разбора) и подвизаясь затем в ЖЖ и у Глеба Павловского как Mr Parker. А уже потом, по смешной логике нашего времени, на этом зыбком основании в нем стали видеть эксперта, чуть ли не интеллектуала высокой пробы, способного рассуждать о времени и о себе. О своих жизненных целях Кононенко однажды в интервью говорил просто: Что касается меня, то я хочу заработать денег на том, что умею, то есть на шоу-бизнесе. Кроме того, меня интересует слава и популярность3.

В противовес Сорокину Максим Кононенко нацелил свое перо на либеральную оппозицию путинскому режиму, доведя в романе «День отличника» до абсурда содержание ее борьбы и издевательски представив либерализм и демократию как разновидность тоталитаризма4. Как в проекте фигурируют персонажи политической тусовки и кремлевского истеблишмента, так и в романе под своими или слегка видоизмененными именами и фамилиями появляются разные общественные деятели Ч от «несогласных» и «Другой России» до олигархов и Чубайса. И в Сети, и в романе Кононенко в своей манере аккумулировал сложившийся в 90-х годах стиль стеба. И тогда, и теперь он означает своего рода неодекаданс, полную независимость от социальных и моральных обязательств, дефицит ценностей и кризис иерархий.

Аналитики определяют данный стиль как род интеллектуального ерничества, где снижение символов происходит за счет демонстративного использования их в пародийном контексте. Это аналог благга, который так был охарактеризован Ю. Боревым: В середине XIX века безверие и отсутствие идеалов породили во Франции особый род остроумия, получивший название «благг». Это беспощадная издевка, насмешка над тем, чему люди привыкли поклоняться. Благг Ч дитя общественных разочарований, которые выразились в безрадостном, циничном смехе. Для благга нет ничего запретного5.

Вариант негативной идентификации парадоксальное соединение демонстративного неучастия с бессознательной зависимостью от объекта дистанцирования.

В полном соответствии с природой стиля кононенковский стеб характеризуется циничным, иронично-издевательским тоном, насмешливо-отрицательным отношением ко всему, о чем идет речь. Призвание Кононенко Ч глумиться. А глумиться он предпочитает над тем, что опасности не представляет. Исходя из этой посылки, он и испек памфлет на памфлет, пародируя, насколько вообще к тому способен, упомянутый роман Сорокина.

Изложение содержания в данном случае уже не требует больших аналитических усилий.

Памфлетная основа заложена в пародийном жанровом определении: «утопия». Действие происходит в некоей будущей России после полной победы либералов и демократов. В стране побеждает «Березовая революция». Каким образом? Довольно наивно. Березовский и Невзлин создали строительную компанию, которая обменивала жилье на телевизоры; россияне сдали все свои телевизоры и вследствие этого перестали подвергаться государственному зомбированию. Далее была устроена трансляция футбольных матчей прямо на облаках, и толпы болельщиков вышли на улицы. А на Красной площади устроили бессрочный митинг революционеров, которые раздавали символы мирной революции Ч березовые колья и колпаки. Когда к ним присоединились толпы болельщиков, власть «стабилинистов» пала.

После этого Россия стала называться «Д. Россия» (то есть Другая Россия) и вошла наконец в семью цивилизованных народов. Для этого ей пришлось, правда, отдать свой золотой запас и накопленный рачительными «стабилинистами» стабилизационный фонд в качестве компенсации за порабощение Прибалтики, Украины и Грузии. На Манежной площади стоит конный памятник Эйзенхауэру, а новорожденных девочек называют Михаилами в честь национального героя академика Михаила Ходорковского. В страну пришли западные инвестиоры, построили химические заводы, где почти все и работают. Вчерашние «оппозиционеры» начинают отключать электричество (по логике: нет электрификации всей страны Ч не будет и коммунизма), борются с другими негативными явлениями якобы привычным демократам методом: уничтожая не негативные стороны явления, а само явление. Дедовщину изжили путем ликвидации армии, с коррупцией справились, отменив деньги, с разрушенными коммуникациями Ч путем сноса всех домов…

Нефть и газ отдали Западу за то, что страну охраняют войска НАТО. Богатства Сибири принадлежат теперь всему миру. А люди в Д. России живут в персональных трейлерах на колесах, став зато собственниками. Отапливаются дровами, воду берут из реки, ездят на лошадях, а автомобили запрещены.

Продуктов почти нет, Ч только чипсы, кукурузная каша, овес для лошадей да сахар по спискам. Талонная система распределения Ч это совсем не признак свободного общества, ну да врать так врать! Если врать про либералов нечего Ч можно же приписать им грешки социализма? Ч замечает по этому поводу автор самой дельной рецензии на книгу Кононенко С. Соболев. Ч Во славу победившей демократии и свободы слова ежеутренне устраиваются митинги с многочасовым скандированием в воздух «Свобода! Мы свободны!» ну и т. п. речевки-отуплялочки, более все-таки свойственные тоталитарным планеркам. Выборы считаются нелегитимными, если в них хотя бы один человек не принял участия… странная правовая норма для якобы демократического государственного устройства, видимо, автору нечего было высмеивать в концепции демократии, поэтому он решил высмеять какой-нибудь атрибут из арсенала тоталитаризма. Непонятно, чего же он в конце концов хотел6.

В духе своей игровой условности Кононенко изображает людей этого мира как полных идиотов, которые счастливы, потому что их научили считать, что они живут в свободном мире. Веру в общечеловеческие ценности и свободы, в права человека и в демократию человеку вдалбливают с младых ногтей еще в детсадовском возрасте…

Главный герой Ч отличник Роман Свободин Ч работает специалистом по коммуникациям и презентациям в министерстве свободы слова под руководством министра Евгении Бзац (прототипом которой, вероятно, является известная журналистка). И мечтает войти в элиту общества и иметь самое почетное звание в стране Ч правозащитника. Описан один день его жизни, в который мечта почти сбывается. Он посещает полигон, где террористам разрешают совершать теракты, встречается с легендарным правозащитником Линьковым, который объясняет герою первое правило правозащиты: чем больше ты защищаешь одни права, тем больше нарушаешь другие. И первое следствие из него: чем меньше ты защищаешь одни права, тем меньше нарушаешь другие. Кроме того, права человека важнее человека…

Романа испытывают: некая бывшая стабилинистка просит его защитить ее права. Герой, однако, испытание проходит: на женщину доносит, как и следует поступать отличнику, после чего его везут в подвалы Лубянки, где его ждет встреча с Людмилой Алексеевой и другими членами Хельсинкской группы. Там отличника ожидает главное испытание Ч мистическим Соловецким камнем, и камень признает его не правозащитником, а вертухаем. Но оказывается, что это не позорно, Ч правозащитники не могут жить без вертухаев, а последних в современном обществе найти очень трудно: вертухай один, и когда он умирает, ищут другого. Вертухай должен мучить правозащитников, пытать их. Вначале Роман тренируется на тех, кто сидит в казематах Лубянки, а потом его отправляют в Сибирь к главному правозащитнику Ходорковскому, который так подсел на пытки, что добровольно мотает уже третий срок. При этом правозащитники бессмертны, а вертухаи быстро умирают. Революция и совершалась для того, чтобы правозащитники были вечны, а вертухаи менялись, ну а тюрьма Ч все то, что находится снаружи от камер правозащитников. Герой понимает, что скоро умрет, но он счастлив. Он выпивает стакан нефти, как чашу цикуты.

…Получилось, как видим, довольно убого. Но зато, если вообще искать в современной прозе образчик гламурно-фельетонного памфлетного жанра, исполненного практично, злободневно и без затей, то вот он. Наряду с апологетическими по отношению к нынешнему порядку вещей сочинениями С. Минаева, М. Юденич, О. Робски, с памфлетно-ангажированной публицистикой В. Соловьева или питомцев ФЭПа книга Кононенко Ч наиболее характерное беллетристическое детище глянцевого века. Да и сам Кононенко Ч в своем роде замечательный образчик того типа сервильности, который процвел у нас в последние годы. Иллюстрация для учебника истории культуры.
Отсюда

Валера дал культурного

Пятница, мая 16, 2008

Время от времени блоггер размещает в своем дневнике поразившие его картинки или произведения литературы. Картинки эти всегда бывают очень среднего качества, а произведения литературы с трудом сошли бы для стенгазеты. Ни разу в блогах я не видел, например, картину Веласкеса «Менины» с комментарием: «Ни хрена себе, это же все написано с точки зрения короля!» Ни разу не видел пушкинского «Дубровского» с выделением необъяснимой фразы «она была юная и семнадцатилетняя девушка». Почему это так?
Валерий Панюшкин

Кстати, знаете, почему он ни разу не видел пушкинского «Дубровского» с выделением необъяснимой фразы «она была юная и семнадцатилетняя девушка»?

Потому что этой фразы там нет.

Поцелуй коры дуба

Пятница, мая 16, 2008

Панюшкин нарисовал такую яркую картинку (К слову сказать, вот я пишу эти строки, выглядывая из окна на Тверской бульвар. И только что к реликтовому Пушкинскому дубу подошла пожилая женщина, обняла дерево и поцеловала в кору.), что ее хочется живописать и живописать.

Присоединяйтесь.

на бульваре на Тверском
как-то майским вечерком
целовал кору у дуба
мальчик в плащике простом

* * *

вот реликтовый дуб на тверском на бульваре
вот идет мужычок в расписном боливаре
вот старушка стоит и целует кору
вот жучок в той коре себе роет нору

Грёзы на дне

Пятница, мая 16, 2008

Саакашвили пытается строить в Грузии демократию, дать людям нормальную, достойную жизнь.
Леонид Борисович Невзлин

Морская мощь Украины

Пятница, мая 16, 2008

«Сегодня рассмотрение этого вопроса в повестке дня преследует одну цель – сконцентрировать внимание всех присутствующих, правительства, разных министров, руководителей ведомств на конструктивных предложениях относительно путей восстановления морской мощи Украины», – завил Ющенко.
Отсюда

Никто не в курсе — что президент имеет в виду?

Любимая газета

Пятница, мая 16, 2008

Столичные высотки были мистическими пирамидами, призванными усилить магическую силу власти и воскресить Ленина и Сталина.

Первые из известных нам пирамид появились в Древней Месопотамии – библейская Вавилонская башня (один из символов греха и разврата в христианстве) была именно ступенчатой пирамидой-зиккуратом – языческим храмом с огромной статуей бога Мардука на вершине. Его окружали подобные, но меньшие по размеру храмы. И именно при Сталине в первом в мире государстве безбожников возникла идея построить гигантский зиккурат – Дворец Советов со 100-метровой, вращающейся вслед за Солнцем статуей Ленина.

В 1947 году академик архитектуры Щусев, создатель Мавзолея Ленина (тоже пирамиды), взялся окружить «новую вавилонскую башню» целым комплексом из 8 высоток-зиккуратов.

Если взглянуть на карту с расположением всех планировавшихся к постройке высоток (из девяти две не были достроены), то видно, что все они расположены группами по три (за исключением зданий МГУ и Дворца Советов). И обязательно в местах массовых кровопролитий с названием «красный» – символом крови и огня – важнейшего элемента в магии (любопытно, что слово «пирамида» происходит от греческого «пир» – огонь).

Первая группа вблизи места массовых казней – Красной площади (или, как ее называли в старину, Пожар): жилое здание на Котельнической набережной (в ноябре 1917 году на этом месте стояли пушки, палившие по Кремлю), высотка в Зарядье (не была достроена), и к ним «примыкает» Мавзолей Ленина – тоже пирамида.

Вторая группа высоток между Красными Воротами и площадью Трех Вокзалов: гостиница «Ленинград», высотное административное здание и башня Казанского вокзала (по форме пирамида, построенная тем же Щусевым). В 1905 году на привокзальной площади шли жестокие бои.

Третья группа: здание МИД, гостиница «Украина» и жилой дом в районе Красной Пресни. (Красной Пресня стала называться в честь рабочих, погибших здесь в дни декабрьского восстания 1905 года).

На Ленинских (Воробьевых) горах в ноябре 1917 года стояла батарея тяжелых пушек Красной гвардии, которые три дня и четыре ночи расстреливали Кремль, пролив море крови. Дворец Советов должен был стоять вблизи Кремля. Современники тех событий – знатоки мистики Щусев, возводивший при царе храмы, и воспитанник семинарии Сталин – выбрали для высоток именно кровавые места. Рационально объяснить их выбор невозможно, однако он вполне логичен, если возводили не просто здания, а магические капища. Или, выражаясь языком современной науки, «приемо-передающие энергоинформационные устройства для воздействия на большие массы людей».

Молодость

Пирамидам приписывают ряд таинственных свойств и особых воздействий на организм человека. Советские правители, регулярно стоявшие на Мавзолее, несмотря на вредные привычки, колоссальные стрессы, жили и живут долго. Средняя продолжительность их жизни составляет 76 лет – самым «молодым» умер Андропов – в 70, Брежнев прожил 76 лет, Хрущев – 77, Маленков – 86. (Для сравнения – средняя продолжительность жизни мужчины в России менее 59 лет!) Долго жили и многие соратники вождей, их «соседи» по трибуне Мавзолея. Косыгин – 76, Жуков – 78, Булганин – 80, Громыко – 80, Суслов – 80, Шверник – 82, Микоян – 83, Ворошилов – 88, Буденный – 90, Молотов – 96, Каганович – 98.

Брежневский период правления вообще часто называли геронтократией. Но вожди жили, здравствовали – как будто из Мавзолея во время парадов и демонстраций поднимался какой-то волшебный поток омолаживающей энергии!

Генератор

Устройство самой большой высотки, Дворца Советов, похоже на генератор. Внутри его должен был вращаться гигантский ротор со скульптурой Ленина наверху. Масса только этой фигуры должна была составлять 6000 тонн. Трудно даже представить себе, сколько должен был весить опиравшийся на рельсы «ротор» высотой в 400 метров! И какой мощности энергетические поля он должен был порождать!
Газета Жизнь

Снимаю шляпу перед автором Михаилом Калюжным. Только совершенно девственный, чистый и светлый человек мог написать такой материал. Без упоминания фамилии «Жолтовский», смешав совершенно разные архитектурные эпохи, насрав вообще на всё, включая постоянно, десятилетиями следивших за здоровьем членов политбюро высококлассных врачей.

Гений чистой красоты.

Единороссы не дрочат

Пятница, мая 16, 2008

В пятницу, 16 мая, в Государственную думу РФ внесены поправки к закону «О средствах массовой информации», ограничивающие показ эротических материалов на телевидении, сообщает РИА Новости.
Отсюда

Оно и понятно. Роботам эротика ни к чему.