Архив за деньиюля 29, 2008

Инфляция

Вторник, июля 29, 2008

Нацболы, я слышал, не расплатились в ресторане с политической подоплекой. Совсем оскотинились.

Кстати, о ценах в Европе. В Хорватии средний обед (жареная картошка или спагетти для ребенка, порция мидий, кальмаров и большая на двоих тарелка жареной рыбы, шесть кружек пива) стоит в среднем 400-500 кун. Одна куна равна 5 рублям. То есть — сто долларов. Столько же, сколько в «Порто Мальтезе», а ведь в Хорватии все эти мидии, кальмары и рыба имеются в неограниченном количестве и везде. Цены на продукты тоже такие же, как в Москве.

А вот бензин 95-й в пересчете на наши деньги стоит СОРОК ВОСЕМЬ рублей за литр. При этом дизельное топливо ДОРОЖЕ 95-го бензина. Правда, расстояния в Далмации шуточные — от Дубровника до Черногорской границы всего километров сорок. А я вот сегодня съездил на радио да назад — и на тебе уже сто километров. Но все равно — бензин в два раза дороже, чем у нас.

А вы говорите.

Новости литературы

Вторник, июля 29, 2008

Кстати, если кто не знает — Липскеров написал роман про Суркова. Называется «Демоны в раю». Во-первых, Сурков там перемешан с Ходорковским и нарисован очень похоже. А во-вторых, книжка эта рекомендуется всем, кто любит девяностые в изображении Пелевина — ибо очень похоже. Лично я получил большое удовольствие.

Православный пиздец

Вторник, июля 29, 2008

Олимпийская сборная России молится в Кремле о победах.

Интересно, а мусульмане у нас в сборной есть? И они — тоже там?

Пиздец какой-то непроходимый.

Культурный обмен

Вторник, июля 29, 2008

Украинская националистическая партия “Братство” предложила интересную реформу пенитенциарной системы страны. Поскольку украинская культура слабеет, “Братство” предлагает распространять ее с помощью заключенных.

Например, если заключенный выучит гимн Украины и десять украинских песен — то ему можно смягчить наказание. А если заключенный сдаст экзамен на знание украинского языка и литературы — его вообще можно было бы выпустить на свободу досрочно.

Но это еще не всё. Организация ратует за обновление и расширение фондов тюремных библиотек. “Сколько прекрасных украинских книг можно прочесть за совершение обычной кражи, грабежа или разбоя!” — заявляет партия.

Но и это еще не всё! Украинские националисты предлагают возродить такой вид наказания, как ссылка. Почему бы, например, заключенных из Западной Украины не ссылать в непокорный Крым, чтобы они там повсеместно насаждали настоящую украинскую культуру?

И ведь со всеми этими тезисами трудно поспорить. Более того, инициативу украинских националистов хочется поддержать. Ведь некогда подобным путем прошла и Россия. Ссыльная интеллигенция создала в Сибири и на Урале крупные интеллектуальные центры, немало давшие русской культуре. Правда, в то же самое время в Москву и Санкт-Петербург вливались огромные массы крестьянского населения и пролетариата, придумавшего сакраментальную фразу про “понаехали тут” и превратившего столичные особняки в коммунальные общежития. А теперь представьте себе, что обогащенные украинские заключенные едут в Крым, а на их место в Львовскую область едут харьковские и днепропетровские рабочие и крестьяне. Пара десятков лет — и от западенской культуры не останется и следа. Крым же породит новый украинский рок-н-ролл, даст мировой культуре несколько очередных сказателей блатного быта, а самое главное — так и не станет новой столицей украинской культуры, как не стал новой столицей русской культуры, скажем, построенный ссыльными Екатеринбург.

И тогда, наконец, Украина перестанет заниматься такой ерундой, как навязывание украинского языка в кино и на телевидении, а самопровозглашенный киевский патриархат перестанет уточнять значение термина “Русь”, которая, по его мнению, никакого отношения к России не имеет.

И всё успокоится.

Будет ли праздник

Вторник, июля 29, 2008

В полусотне стран мира начались продажи второго поколения Apple iPhone — устройства, во многом изменившего представления человечества об интерфейсе карманных устройств и бизнес-моделях мобильной связи. Изменений в самом новом iPhone немного, и они не революционны — появился GPS-приемник и поддержка широкополосных сетей третьего поколения, так называемых 3G. Изменений инфраструктурного характера больше — впервые появились поддержка ряда функций, востребованных на корпоративном рынке и возможность официальной установки на iPhone сторонних программ, причем для разработки этих программ созданы очень мощные инструменты. Кроме того, сама стоимость устройства была снижена практически в два раза.

Все это, конечно, прекрасно, но на нашей улице праздника пока нет. Несмотря на то, что в iPhone 3G появилась поддержка русского языка, а интернет-магазин программ AppStore впервые в истории впустил в глобальный сервис iTunes русского человека, само устройство в России пока продаваться не будет. Да ладно в России — оно не будет продаваться даже в Китае. В Ботсване и Сенегале будет — в а России и Китае нет. С одной стороны поведение компании Apple странно — ведь рынки мобильной связи России и Китая крупнейшие в мире. С другой стороны, компанию Apple можно понять.

Все решает та самая бизнес-модель. В России операторы сотовой связи сами по себе, а продавцы телефонов — сами по себе. А бизнес-модель Apple предполагает продажу аппаратов именно оператором связи, причем за каждый проданный аппарат оператор отчисляет Apple немалый процент. Россия — страна монополий, но есть у нас одна область бизнеса, где конкуренция настоящая, высокая и без дураков. Это мобильная связь. И именно жестокой конкуренции между Билайном, МТС и Мегафоном мы обязаны такими низкими тарифами и современным уровнем развития связи. А Apple должна выбрать только одну компанию — и эти переговоры непросты. Впрочем, президент компании Стив Джобс обещает завершить эти переговоры к концу года.

Но есть и еще один интересный момент. Москва — единственный мегаполис в мире, где нет связи третьего поколения. Несмотря даже на то, что у всех трех крупнейших операторов лицензия на эту связь есть. Причина простая — частоты, на которых работает связь третьего поколения, используются в системе противовоздушной обороны столицы. Сейчас мало кто помнит, но 10 лет назад даже на использование простого сотового телефона надо было получать разрешение Россвязьнадзора, а потом носить это разрешение с собой — любой милиционер мог проверить его наличие у разговаривающего по мобильному, а в случае отсутствия — оштрафовать. Конечно, на военных давят, и в декабре состоится серьезное заседание Государственной комиссии по радиочастотам, где вопрос поставят ребром. Еще несколько месяцев уйдет на законодательное оформление — таким образом, iPhone нам не видать еще долго.

Интернет ни причем

Вторник, июля 29, 2008

Министр внутренних дел Рашид Нургалиев сделал удивительное заявление. “Министерству юстиции, МВД и ФСБ необходимо проявить большую настойчивость в работе с депутатским корпусом о законодательном признании Интернета средством массовой информации со всеми вытекающими правовыми последствиями для держателей подрывных сайтов” — так сказал министр, выступая на первом заседании правительственной комиссии по профилактике правонарушений.

Вполне допуская, что министр может не знать технических деталей, позволю себе пояснить. Интернетом называется глобальная совокупность компьютерных сетей, работающих на основе протокола TCP/IP. И объявить Интернет средством массовой информации — это все равно, что объявить средством массовой информации, скажем, телефон. Потому что по телефону можно договориться о преступлении. Или железную дорогу. Потому что по ней могут передвигаться преступники. Или даже газовую трубу. Потому что где-нибудь на Украине из нее могут воровать газ.

Интернет — это инфраструктура. Причем всемирная, и не принадлежащая никому. Ни государствам, ни частным лицам — интернет не имеет хозяина. С помощью этой инфраструктуры можно делать разные вещи. Можно расшифровывать геном человека. Можно обрабатывать сигналы из космоса. Можно знакомиться, искать одноклассников, добиваться своих пятнадцати минут славы — а можно публиковать инструкции по изготовлению атомной бомбы, расистские воззвания или видеоролики с убийствами понаехавших. И вот вместо того, чтобы искать и ловить тех, кто публикует незаконные материалы, министр Нургалиев предлагает применить ковровые бомбардировки — то есть, взять и объявить Интернет средством массовой информации, применяя к нему закон о печати. Представьте себе, что некто написал на заборе похабщину, а участковый вместо того, чтобы найти хулигана, объявляет забор средством массовой информации.

Вот как говорит Нургалиев: “Сегодня все настойчивее встает вопрос об установлении уголовной ответственности за пропаганду экстремизма и терроризма в сети Интернет.” Позвольте, Рашид Гумарович, а разве сегодня пропагандист терроризма в Интернете не подлежит уголовной ответственности? Подлежит. Так и ловите этого пропагандиста. А интернет тут совершенно ни причем.

p.s. это комментарии, которые были записаны две недели назад но не выложены. я их выкладываю для порядка.

Теперь всё ясно

Вторник, июля 29, 2008

Группа исследователей под руководством Франка Винса (Frank Wiens) из университета Байрейта, Германия, установила, что перохвостые тупайи (Ptilocercus lowii), животные по виду напоминающие крыс, регулярно употребляют значительные дозы алкоголя. В частности, раз в три дня животное выпивает дозу спирта, эквивалентную трем литрам пива. При этом у тупай отсутствуют заболевания, связанные с подобным образом жизни.

Интересной особенностью является то, что тупайи являются близкими родственниками первых приматов.

Отсюда

Дело

Вторник, июля 29, 2008

А чего вы собственно хотели? Присяжные заседатели — это голос народа. Самый его глубинный срез. Со слезой. И да — такой мой народ, как эти присяжные заседатели. Не жестокий, нет — а равнодушный. Моему народу насрать на все, что происходит вокруг, включая себя самого. И я часть этого народа. Я такой же. И моя реакция на произошедшее проста и естественна — мне невыносимо стыдно. А то, что никому другому не стыдно только подтверждает мой тезис о том, что мой народ — равнодушный. Моему народу все похуй.

С самого первого дня, когда я прочитал в журнале Мартынова (которого не знал до этого и понятия не имел, что он работает в ФЭПе) «мою жену арестовали» — я впрягся помогать чем мог. Фраза «мою жену арестовали» была столь чудовищна, что невозможно было не помочь. Вне зависимости ни от чего. Девушки не должны сидеть в тюрьме. Мы сильно шумели в прессе, я упросил поехать в Новгород несколько журналистов (в том числе и Олега Кашина, который сработал добросовестно, но отчего-то вызвал к себе тупую ненависть защитников Тони). Я организовал много публикаций. Я договорился с Андреем Малаховым о программе. Я просил помощи у Барщевского, и тот бесплатно дал дорогого адвоката. Я рассказал о деле в администрации президента. Я дошел до высоких начальников. Я самолично участвовал в передаче документов о деле генеральному прокурору и полпреду в федеральном округе. И знаете что? Ничего. То есть — ни-че-го. Тишина. Пустота. Как будто мы в космосе. Таков мой народ.

Какие моему народу выборы губернаторов? Какие ему, блядь, референдумы? Да мы даже жопу себе подтереть не можем, потому что нам похую — пусть говном измазана. Моему народу всё всё равно. Мой народ тысячу лет ходит с грязной жопой и при этом называет других «черножопыми». Да, так мы устроены. И присяжные сказали то, что должен был сказать мой народ: а давайте отрежем ей голову и посмотрим, что у нее внутри? Да Гомер Симпсон — чемпион мира по человечности по сравнению со всем русским народом вместе взятым.

Так что я не удивлен, не рассержен, не зол и не испуган. Мне просто мучительно стыдно. Мне не хочется выходить на улицу, потому что мне кажется, что все прохожие будут плевать мне в лицо. Потому что я — часть русского народа. Народа с невытертой жопой. Народа, который убивает из равнодушия.

Народа, которому похуй.

Понимаете? Это не присяжные ее обвинили. ЭТО ВСЕ МЫ ЕЕ ОБВИНИЛИ.

И всем нам теперь с этим жить.