Архив за деньавгуста 6, 2008

Навальный против Транснефти

Среда, августа 6, 2008

Крупнейший благотворитель в России — компания Транснефть.

В прошлом году она потратила на благотворительность 7 193 000 000 рублей.

Прописью: семь миллиардов сто девяносто три миллиона рублей.

Триста миллионов долларов США.

Это очень щедрое пожертвование, ведь в том же году на ремонт и поддержание всех нефтепроводов Транснефть потратила всего шесть миллиардов рублей.

Внимание вопрос: а на какие же похвальные цели выдаёт такие колоссальные суммы компания Транснефть, 100% акций которой, напомню, принадлежит государству?

Ответа нет. И ответ на этот вопрос я , как акционер Транснефти, вынужден выбивать у неё через арбитражный суд.

У многих людей связанных с благотворительностью я спрашивал про Транснефть.

НО НИ РАЗУ Я НЕ ВСТРЕТИЛ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ БЫ ЗНАЛ СУДЬБУ ХОТЯ БЫ МАЛОЙ ЧАСТИ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ДЕНЕГ ТРАНСНЕФТИ.

Может такие люди есть. И наверняка есть. Я их ищу. Пока безуспешно.

Уже несколько месяцев идёт моя переписка с Транснефтью, где я задаю один и тот же вопрос:

— сообщите пожалуйста какие именно организации были получателями благотворительной помощи компании?

Сначала писали, что-то вроде «компания осуществляет открытую и прозрачную благотворительную помощь различным организациям. Спасибо за обращение».

Потом начали огрызаться, типа, не ваше дело кому мы помогаем.

Теперь, когда я обратился в суд, Транснефть заявляет, что это конфиденциальная информация.
Отсюда

Действительно интересно — что у Навального получится.

И снова горцы

Среда, августа 6, 2008

защитники террористов заявили, что их подопечные не хотят быть расстрелянными и больше тяготеют к обезглавливанию.
Отсюда

Это какая-то эпидемия.

Он и лоб себе разобьет

Среда, августа 6, 2008

Изучать Солженицына в школе — это даже хуже, чем изучать в школе Достоевского. Школьники ни при каких разъяснениях не смогут понять их тексты. В результате школьники получают стойкую прививку к Достоевскому, а теперь еще и к Солженицыну. Да и к Шолохову, кстати, тоже.

Потому что это литература не для школьников.

Неверно проинструктировал

Среда, августа 6, 2008

Военный судья на процессе по делу водителя Осамы бин Ладена Салима Хамдана, проходящем на базе в Гуантанамо, признал, что мог неверно проинструктировать присяжных. Допущенная неточность касается трактовки незаконного убийства в ходе военных действий.
Отсюда

Прикольна. Это как это судья может «инструктировать» присяжных в части «трактовки незаконного убийства»?

Назад, в пампасы

Среда, августа 6, 2008

Около двадцати членов Конгресса США инициировали законопроект о создании специальной комиссии, которая рассмотрит возможность выплаты репараций потомкам чернокожих рабов. Идею репараций поддерживают Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения, Американская федерация служащих штатов, округов и муниципалитетов и власти нескольких городов.

Инициатива, надо сказать, впечатляет. Мне так и видится комиссия Государственной Думы, которая рассмотрит возможность выплаты репараций потомкам русских крепостных крестьян. Есть, правда, одна проблема. Подавляющее большинство этих потомков понятия не имеет, что их предки когда-то были крепостными крестьянами. Точно так же, как подавляющее большинство чернокожих американцев вряд ли четко представляют себе, были их предки рабами в Америке, или же приехали туда позже. Все таки сто пятьдесят лет прошло. Многого и не упомнишь.

Но стоит ли останавливаться на полпути? Рискну предложить американским конгрессменам следующую инициативу: восстановить историческую справедливость по отношению к потомкам чернокожих рабов, некогда против своей воли вывезенных из родных мест. А именно — вернуть этих самых потомков на родину предков-рабов. В Африку. На Берег Слоновой Кости. Интересно, поддержат ли эту безусловно последовательную инициативу Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения и Федерация служащих штатов, округов и муниципалитетов?

Как это ни удивительно, но против безумного законопроекта выступает самое высокое знамя чернокожей Америки — кандидат в президенты Барак Обама. Обама справедливо замечает, что неплохо было бы помочь чернокожим с образованием и социальной интеграцией — а то рабами-то они быть перестали, но из низов общества в массовом порядке так и не вылезли. В отличие, кстати, от потомков русских крепостных крестьян, которых утюг советской власти эффективно и надежно уравнял с потомками купцов, помещиков и аристократии.

Разумеется, надо признать, что Соединенные Штаты за последние десятилетия прошли колоссальный путь в борьбе с расизмом и ксенофобией. Иметь национальность в Америке теперь попросту неприлично — только гражданство. И нам в России об этом пока остается только мечтать. Но все таки страшно подумать, что начнется в Штатах, если у них вдруг появится кандидат в президенты-индеец.

Колыбель демократии

Среда, августа 6, 2008

Шестьсот тысяч погибших мирных граждан, из них семьдесят тысяч детей — таков итог англо-американских бомбежек Германии.

«Мы выбомбим Германию — один город за другим. Мы будем бомбить вас все сильнее и сильнее, пока вы не перестанете вести войну. Это наша цель. Мы будем безжалостно ее преследовать. Город за городом: Любек, Росток, Кельн, Эмден, Бремен, Вильгельмсхафен, Дуйсбург, Гамбург — и этот список будет только пополняться», — с этими словами командующий бомбардировочной авиацией Великобритании Артур Харрис обращался к жителям Германии. Именно такой текст был распространен на страницах миллионов разбрасываемых над Германией листовок.

Концепция бомбовой войны против гражданского населения, успешно примененная против нацистской Германии, была лишь развитием доктрины британского маршала авиации Хью Тренчарда, разработанной им еще во время Первой мировой войны.

По мнению Тренчарда, в ходе индустриальной войны жилые районы противника должны стать естественными целями, поскольку промышленный рабочий является таким же участником боевых действий, как и солдат на фронте.

Такая концепция входила в достаточно явное противоречие с действовавшим на тот момент международным правом. Так, статьи 24–27 Гаагской конвенции 1907 года прямо запрещали бомбардировки и обстрелы незащищенных городов, уничтожение культурных ценностей, а также частной собственности.

О том, что «правительство Ее величества никогда не будет нападать на гражданских лиц», заявил в начале 1940 года и тогдашний британский премьер Артур Невилль Чемберлен.

Концепция ковровых бомбардировок выглядела весьма выгодно и в свете того факта, что именно к такой войне Британия готовилась все предвоенное десятилетие. Бомбардировщики Lancaster были разработаны именно для нанесения ударов по городам. Специально под доктрину тотальных бомбардировок в Великобритании было создано и самое совершенное среди воющих держав производство зажигательных бомб. Наладив их производство в 1936 году, к началу войны британские ВВС располагали запасом в пять миллионов таких бомб. Этот арсенал должен был быть сброшен на чьи-то головы — и неудивительно, что уже 14 февраля 1942 года британские ВВС получили так называемую «Директиву бомбежек по площадям».

В документе, предоставлявшем тогдашнему командующему бомбардировочной авиации Артуру Харрису неограниченные права по использованию бомбардировщиков для подавления немецких городов, в частности, говорилось: «С нынешнего момента операции должны быть сфокусированы на подавлении морального духа вражеского гражданского населения — в частности, промышленных рабочих».

15 февраля командующий британскими ВВС сэр Чарльз Портал высказался в записке к Харрису еще менее двусмысленно: «Я полагаю, Вам ясно, что целями должны быть районы жилой застройки, а не верфи или заводы по производству самолетов».

Впрочем, убеждать Харриса в пользе ковровых бомбардировок и не стоило. Еще в 20−е годы, осуществляя командование британской авиацией в Пакистане, а затем в Ираке, он отдавал приказы о бомбежках непокорных деревень зажигательными бомбами. Теперь бомбовому генералу, получившему от своих подчиненных прозвище Мясник, предстояло обкатать машину воздушного убийства не на арабах и курдах, а на европейцах.

Оптимальная технология создания «огненного шторма» выглядела следующим образом. Первая волна бомбардировщиков сбрасывала на город так называемые воздушные мины — особый тип фугасных бомб, главной задачей которых было создание идеальных условий для насыщения города зажигательными бомбами. Первые воздушные мины, применявшиеся британцами, весили 790 килограммов и несли в себе 650 килограммов взрывчатки. Следующие модификации были куда мощнее — уже в 1943 году британцы применили мины, несшие в себе 2,5 и даже 4 тонны взрывчатки. Огромные цилиндры длиной три с половиной метра высыпались на город и взрывались от соприкосновения с землей, срывая с крыш черепицу, а также вышибая окна и двери в радиусе до километра.

«Взрыхленный» таким образом, город становился беззащитным перед градом зажигательных бомб, высыпавшихся на него сразу же после обработки воздушными минами. При достаточном насыщении города зажигательными бомбами (в отдельных случаях на квадратный километр сбрасывалось до 100 тысяч зажигательных бомб) в городе одновременно вспыхивали десятки тысяч пожаров. Средневековая застройка городов с ее узкими улочками помогала огню перекидываться с одного дома на другой. Перемещение пожарных расчетов в условиях всеобщего пожара было крайне затруднено. Особенно хорошо занимались города, в которых не было ни парков, ни озер, а только высушенная веками плотная деревянная застройка.

Одновременное возгорание сотен домов создавало на площади нескольких квадратных километров тягу небывалой силы. Весь город превращался в печь невиданных размеров, засасывающую в себя кислород из окрестностей. Возникающая тяга, направленная в сторону пожара, вызывала ветер, дующий со скоростью 200–250 километров в час, гигантский пожар высасывал кислород из бомбоубежищ, обрекая на смерть даже тех людей, кого пощадили бомбы.

Налет на Кельн стал одним из самых массированных налетов на крупный немецкий город. Для атаки Харрис собрал всю имевшуюся в его распоряжении бомбардировочную авиацию — включая даже бомбардировщики береговой авиации, критически важные для Британии. Бомбившая Кельн армада насчитывала 1047 машин, а сама операция получила название «Тысячелетие».

Общее количество потерь в ходе ночной бомбежки Кельна составило 4,5% от участвовавших в рейде самолетов, при этом в городе было уничтожено 13 тысяч домов, серьезно повреждено еще 6 тысяч. И все-таки Харрис бы расстроен: ожидавшийся «огненный шторм» не возник, во время налета погибло меньше 500 человек. Технология явно нуждалась в доработке.

К усовершенствованию алгоритма бомбежек были привлечены лучшие британские ученые: математики, физики, химики. Британские пожарные давали советы относительно того, как затруднить работу их немецких коллег. Английские строители делились наблюдениями о технологиях возведения немецкими архитекторами противопожарных стен. В итоге уже через год «огненный шторм» был реализован в другом крупном немецком городе — Гамбурге.

Вторая волна бомбежки вызвала в Гамбурге желаемый «огненный шторм» — скорость ветра, всасываемого в сердце пожара, достигала 270 километров в час. Потоки раскаленного воздуха кидали обгоревшие трупы людей как куклы. «Огненный шторм» высасывал кислород из бункеров и подвалов — даже не тронутые ни бомбежкой, ни огнем подземные помещения превращались в братские могилы. Столб дыма над Гамбургом был виден жителям окрестных городов за десятки километров. Ветер пожара доносил обгоревшие страницы книг из библиотек Гамбурга до предместий Любека, располагавшихся в 50 километрах от места бомбежки.

Немецкий поэт Вольф Бирманн, переживший бомбежку Гамбурга в шестилетнем возрасте, напишет потом: «В ночь, когда с неба пролилась сера, перед моими глазами люди превращались в живые факелы. Крыша фабрики улетела в небо, как комета. Трупы сгорали и становились маленькими — чтобы уместиться в братских могилах».

«О том, чтобы тушить пожар, не могло быть и речи, — писал один из руководителей пожарного подразделения Гамбурга Ханс Брунсвиг. — Нам оставалось только ждать и вытаскивать потом из подвалов трупы». Еще долгие недели после бомбежки по заваленным обломками улицам Гамбурга тянулись колонны грузовиков, вывозивших обгоревшие трупы, пересыпанные известкой.

В общей сложности в ходе операции «Гоморра» в Гамбурге погибло не менее 35 тысяч человек. На город было сброшено 12 тысяч воздушных мин, 25 тысяч фугасных бомб, 3 миллиона зажигательных бомб, 80 тысяч фосфорных зажигательных бомб и 500 канистр с фосфором. Для создания «огненного шторма» на каждый квадратный километр юго-восточной части города пришлось по 850 фугасных бомб и почти 100 тысяч зажигательных бомб

Сегодня сама мысль, что кто-то технологично спланировал убийство 35 тысяч гражданских лиц, выглядит чудовищно. Но в 1943 году бомбардировка Гамбурга не вызвала сколько-нибудь заметного осуждения в Британии. Живший в изгнании в Лондоне Томас Манн — уроженец Любека, также сожженного британской авиацией, — обращался по радио к жителям Германии: «Немецкие слушатели! Неужели Германия полагала, что ей никогда не придется платить за те преступления, что она совершила с момента своего погружения в варварство?»

В беседе с Бертольдом Брехтом, который тогда тоже жил в Британии, Манн высказался еще жестче: «Да, полмиллиона гражданского населения Германии должно умереть».

В конце 1980−х годов немецкому историку Гюнтеру Геллерману удалось найти неизвестный ранее документ — меморандум от 6 июля 1944 года D 217/4, подписанный Уинстоном Черчиллем и направленный им руководству ВВС. Из четырехстраничного документа, написанного вскоре после того, как весной 1944 года первые немецкие ракеты «Фау-2» упали на Лондон, следовало, что Черчилль давал ВВС недвусмысленные указания приготовиться к нанесению по Германии химического удара: «Я хочу, чтобы вы всерьез обдумали возможность применения боевых газов. Глупо осуждать с моральной стороны способ, который в ходе прошлой войны все ее участники применяли безо всяких протестов со стороны моралистов и церкви. Кроме того, во время прошлой войны бомбардировки незащищенных городов были запрещены, а сегодня это обычное дело. Это всего лишь вопрос моды, которая меняется так же, как меняется длина женского платья. Если бомбардировки Лондона станут тяжелыми и если ракеты причинят серьезный ущерб правительственным и промышленным центрам, мы должны быть готовы предпринять все, чтобы нанести врагу болезненный удар… Разумеется, могут пройти недели или даже месяцы до того, как я попрошу вас утопить Германию в отравляющих газах. Но когда я попрошу вас об этом, я хочу, чтобы эффективность была стопроцентной».

Уже через три недели, 26 июля, на стол Черчилля были положены два плана химической бомбардировки Германии. Согласно первому 20 крупнейших городов должны были подвергнуться бомбардировке фосгеном. Второй план предусматривал обработку ипритом уже 60 немецких городов. Кроме того, научный советник Черчилля Фредерик Линдеманн — этнический немец, родившийся в Британии в семье эмигрантов из Германии, — настоятельно советовал обработать немецкие города как минимум 50 тысячами бомб, начиненных спорами сибирской язвы, — именно такое количество боеприпасов с биологическим оружием имелось в арсеналах Британии.

Логика бомбовой войны, как и логика любого террора, требовала постоянного увеличения количества жертв. Если до начала 1943 года бомбежки городов не уносили больше 100–600 человек, то к лету 1943−го операции начали резко радикализироваться.

В мае 1943 года во время бомбежки Вупперталя погибло четыре тысячи человек. Спустя всего два месяца при бомбежке Гамбурга число жертв подобралось к 40 тысячам.

Страх гибели под бомбами достиг максимума в апреле-мае 1945 года, когда бомбежки достигли пика интенсивности. К этому времени было уже очевидно, что Германия проиграла войну и стоит на пороге капитуляции, но именно в эти недели на немецкие города обрушилось больше всего бомб, а количество смертей среди гражданского населения составило за эти два месяца невиданную ранее цифру — 130 тысяч человек.

Самым известным эпизодом бомбовой трагедии весны 1945−го стало уничтожение Дрездена. На момент бомбежки 13 февраля 1945 года в городе с населением 640 тысяч человек находилось около 100 тысяч беженцев.

По итогам бомбежек город был полностью разрушен, число жертв составило не менее 30 тысяч человек. Точное количество жертв бомбардировки до сих пор не установлено (достоверно известно, что отдельные обугленные трупы изымались из подвалов домов вплоть до 1947 года). Некоторые источники, чья достоверность, впрочем, ставится под сомнение, называют цифры до 130 и даже до 200 тысяч человек.

Вопреки распространенному заблуждению уничтожение Дрездена не только не было акцией, проведенной по требованию советского командования (на конференции в Ялте советская сторона просила бомбить железнодорожные узлы, а не жилые кварталы), оно даже не было согласовано с советским командованием, чьи передовые части находились в непосредственной близости от города.

«Весной 1945 года было ясно, что Европа станет добычей русских — в конце концов, русские воевали и умирали за это право четыре года подряд. И западные союзники понимали, что ничего не могут этому противопоставить. Единственный аргумент союзников состоял в воздушной мощи — короли воздуха противостояли русским, королям сухопутной войны. Поэтому Черчилль полагал, что русским надо продемонстрировать эту мощь, эту возможность уничтожить любой город, уничтожить его с расстояния в сто или в тысячу километров. Это была демонстрация силы Черчилля, демонстрация западной воздушной силы. Вот что мы можем сделать с любым городом. Собственно, спустя полгода то же самое произошло с Хиросимой и Нагасаки», — считает Йорг Фридрих.

Ошиблись в своих надеждах и жители Вюрцбурга. 16 марта 1945 года британское командование посчитало, что над городом создались идеальные метеоусловия для возникновения «огненного шторма». В 17.30 по Гринвичу 5−я бомбардировочная группа, состоявшая из 270 британских бомбардировщиков «Москито», вылетела с базы под Лондоном. Это было то же самое бомбардировочное соединение, которое месяц назад успешно уничтожило Дрезден. Теперь перед летчиками стояла амбициозная цель попытаться превзойти свой недавний успех и довести до совершенства технику создания «огненного шторма».

В 20.20 соединение достигло Вюрцбурга и по привычной схеме обрушило на город 200 фугасных бомб, вскрывших крыши домов и выбивших стекла. В течение следующих 19 минут «Москито» с ювелирной точностью высыпали на Вюрцбург 370 тысяч зажигательных бомб общим весом 967 тонн. Пожар, охвативший город, уничтожил 97% строений в старом городе и 68% строений на окраинах. В огне, достигавшем температуры 2000 градусов, сгорело 5 тысяч человек. 90 тысяч жителей Вюрцбурга остались без крова. Город, строившийся на протяжении 1200 лет, был стерт с лица земли за одну ночь. Потери британских бомбардировщиков составили две машины, или меньше 1%. Население Вюрцбурга вновь достигнет своего довоенного уровня лишь к 1960 году.

«После войны американцы провели масштабное исследование того, какие именно последствия для немцев имела их замечательная бомбовая война. Они были очень разочарованы, что им удалось убить так мало людей, — продолжает Йорг Фридрих. — Они думали, что убили два-три миллиона человек, и очень расстроились, когда оказалось, что погибло 500–600 тысяч. Им казалось, что это немыслимо — так мало погибших после таких долгих и интенсивных бомбардировок. Однако немцы, как оказалось, смогли защититься в подвалах, в бункерах. Но есть в этом отчете и другое интересное наблюдение. Американцы пришли к выводу, что, хотя бомбежки не сыграли серьезной роли для военного поражения Германии, характер немцев — это было сказано еще в 1945 году! — психология немцев, то, как немцы ведут себя, — существенным образом изменился. В докладе говорилось — и это было очень умное наблюдение, — что бомбы по-настоящему взорвались не в настоящем. Они уничтожили не дома и не живущих тогда людей. Бомбы взломали психологическую основу немецкого народа, сломали его культурный хребет. Теперь страх сидит в сердце даже тех людей, которые не видели войну. Мое поколение родилось в 1943–1945 годах. Оно не видело бомбовой войны — младенец не видит ее. Но младенец чувствует страх матери. Младенец лежит на руках матери в подвале, и он знает только одно: его матери смертельно страшно. Это первые воспоминания в жизни — смертельный страх матери. Мать — это бог, и бог беззащитен. Если задуматься, то относительная доля погибших даже в самых страшных бомбежках была не так уж велика. Германия потеряла в бомбежках 600 тысяч человек — это меньше одного процента населения. Даже в Дрездене, в самом эффективном достигнутом тогда огневом смерче, погибло 7 процентов населения. Иными словами, даже в Дрездене спаслись 93 процентов жителей. Но эффект психологической травмы — город можно сжечь одним мановением руки — оказался куда сильнее. Что сегодня самое страшное для человека? Я сижу дома, начинается война — и вдруг город горит, воздух вокруг меня сжигает мне легкие, вокруг газ, и жара, окружающий мир меняет свое состояние и уничтожает меня».

Отсюда

Инновации

Среда, августа 6, 2008

Колумбийские инженеры создают систему, позволяющую переключать светофоры из автомобилей «скорой помощи».

Идея создать подобную систему пришла на ум трем студентам инженерного факультета университета Антиокии (северо-запад Колумбии). Ими был использован принцип беспроводной связи: на машину устанавливается датчик, который, при подъезде к перекрестку, связывается с другим датчиком, установленным на светофоре, и подает сигнал о смене светового режима.
Отсюда

Очнулись. У нас это реализовано уже бог знает когда — в машинах чиновников и блатных есть пульты, которые позволяют самостоятельно переключать светофоры.

Терминатор-2

Среда, августа 6, 2008

Один человек пострадал в результате столкновения поезда с грузовой фурой на железнодорожном переезде в Подмосковье, неподалеку от города Раменское. В результате аварии электровоз получил повреждения; в настоящий момент пассажиры поезда ожидают замены локомотива. Водитель фуры с места происшествия скрылся.
Отсюда

Круто. Электровоз получил повреждения, а водитель фуры скрылся.

Обычно бывает наоборот.

Хорошая

Среда, августа 6, 2008

Во вторник на сайте funnyordie.com появился видеоролик, в котором Пэрис Хилтон вкратце представила основные пункты своей «предвыборной программы» в качестве кандидата на пост президента США.

Опубликованный ролик является своеобразным ответом актрисы на использование ее образа Джоном Маккейном в его предвыборном видео «Знаменитость», в котором тот сравнил с ней Барака Обаму. Хилтон, позирующая перед камерой в купальнике, называет Маккейна «седым старикашкой» и благодарит его за то, что он включил ее в свой предвыборный ролик, таким образом сделав ей одолжение и оказав поддержку.
Отсюда

Цитируется целиком

Среда, августа 6, 2008

Радуйтесь, задроты. Помимо кумквата я люблю свою крокодиловую сумку Ferre, новоприобретенный портфель Armani из кожи ящерицы, маленькие баночки с тяжелыми пряными ароматами Prada (к сожалению, мощная струя не получается — старушка Миучия любит ретро, а потому жидкость приходится выплескивать на ладонь и похлопывать себя в нужных местах. Задроты! Я даже знаю, о каких местах вы сейчас подумали… Вы ошиблись).

Еще я в очередной раз убедился, что Владимир Сорокин — главный писатель нашего времени. Прочел его «Сахарный Кремль»… Задроты могут дальше не читать, ничего интересного больше не будет. Книга мудрая, вкусная, жирная, густая, как зеленый борщ в «Шинке», как Лев Толстой в лучшие годы, как хор из вагнеровского «Тангейзера», как воздух на маминой даче в глухой лесной деревне Спас, что под Волоколамском. Продолжение «Дня опричника». Вот-вот, и ее можно будет купить. Забавно: рукопись лежала на заднем сидении моего кабриолета Jaguar XK. Как-то ночью ехал по пустынной Москве, попросил водителя опустить крышу, чтобы проветриться. И «Сахарный Кремль» полетел как прокламации из коляски какой-нибудь прогрессивной курсистки начала прошлого века. И все-таки. Кроме шуток, прочтите ее, пожалуйста. Не все же мои читатели задроты. Есть среди них — я уверен их подавляющее большинство — нормальные отличные ребята и девчата. Всех люблю. Улетаю на открытие олимпиады в Пекин, и постараюсь выложить фотографии, когда вернусь.
Отсюда

Потрясающий, потрясающий. На олимпиаду в Пекин!

А я, задрот, сижу на даче, топлю печку и кошу траву.

p.s. что, Сорокин правда написал продолжение «Дня опричника»?! Мне теперь что, писать продолжение «Дня отличника»?!?