Сначала надо залогиниться, идiотъ

Последняя статья про «Евровидение»

Когда-то давным давно в Европе придумали конкурс «Евровидение». Идея сама по себе была достаточно странная — международный конкурс эстрадной песни. Во-первых, эстрада в каждой стране разная. Испанская эстрада — это не французская эстрада, а французская — не немецкая. Во-вторых, всем участникам аккомпанировал один и тот же оркестр, что совершенно нивелировало такую важную составляющую эстрадной песни, как аранжировка. В-третьих, артисты обязаны были петь живьем, что окончательно превращало мероприятие в конкурс не песни, а исполняющих их артистов.

Соответственно этому конкурс и судили так называемые «профессиональные жюри» в каждой стране — как на прослушивании в творческий вуз.
Все это вместе делало конкурс «Евровидение» самым унылым зрелищем на Земле. А исполнявшиеся на нем песни были как-то заведомо вне существующей поп-культуры. За редкими исключениями вроде приснопамятного случая с ABBA.

Но однажды ситуация начала меняться, причем меняться она начала сразу во многих отношениях. Во-первых, разрешили использовать минусовую фонограмму. Во-вторых, на «Евровидении» появилось зрительское голосование. Во-вторых, в «Евровидении» стал стремительно расширяться список участников. И хотя исполнявшиеся на конкурсе песни так и продолжали оставаться где-то вне контекста чего бы то ни было, последние два фактора (зрительское голосование и расширение списка стран) просто-напросто изменили саму природу «Евровидения». Это перестал быть конкурс песен. Перестал быть конкурс артистов. Это стал конкурс стран.

Музыкальные критики продолжали через губу говорить, что «Евровидение» никакого отношения к музыке не имеет и что этот конкурс смотрят одни домохозяйки. В то время, как зрительская аудитория конкурса быстро приближалась к ста миллионам человек. Конечно, публику интересовали и песни. Но голосовали все равно за своих.

Гадать на «Евровидении» стало удивительно интересно. Букмекеры стали принимать на его результаты серьезные ставки. Они научились анализировать. Считали сочетания всех факторов: собственно песни, артиста, номера, страны проживания, порядкового номера в концерте. Промо-туры и пиар-кампании.

И неожиданно так называемся «старая Европа», страны, считающиеся себя главными на континенте, увидели, что мир изменился. И что будь ты хоть тысячу раз Англия — но каким-то украинцам, русским, полякам и сербам на тебя наплевать. На тебя наплевать белорусам. А туркам наплевать на поляков и сербов. И на белорусов. И на Англию, разумеется, тоже.

Победы славянских стран стали системными. Стало видно, что в Европе существуют некие очень мощные наднациональные общности, рядом с которыми старые европейские страны выглядят нелепыми недоразумениями.
Выигрыш «Евровидения» Россией окончательно вывел старушку Европу из себя. Они более не могли с этим мириться. И устроители конкурса снова вернули жюри.

Из «Евровидения» сразу пропала интрига. Результаты московского конкурса были предсказаны очень многими. За голосованием было совершенно неинтересно следить.

Теперь те устроители говорят, что в Москве было как-то уж слишком круто. Что такой размах — это не для «Евровидения». С одной стороны их можно понять — повторить московское шоу вряд ли возможно. Не потому, что у Европы нет на это ресурсов. Ресурсы есть. Но они просто не захотят. Зачем? Это для России «Евровидение» было чем-то особенным. Той высотой, которую просто необходимо было взять. Мы взяли эту высоту. Грандиозное московское шоу завершило тот период в истории «Евровидения», в который его было интересно смотреть.

Теперь зрительский интерес к этому мероприятию будет неизменно спадать. Во-первых, голосовать половиной голоса неинтересно. При том, что другой половиной твоего голоса голосует неведомое жюри (например, украинское жюри поставило артистке Приходько ноль баллов, а зрители — двенадцать). Во-вторых, все понимают, что бОльшего шоу не будет. А любое шоу раз от раза должно быть круче предыдущего — это закон шоу-бизнеса. Открытия Олимпийских игр, церемонии вручения премий — все это каждый раз должно превосходить предыдущий раз. Как только начинаются «бюджетные решения» — публика моментально теряет интерес. Зачем ей смотреть то, что уже было?

И рекордные сто пятьдесят миллионов зрителей московского шоу наверняка останутся самой большой в истории конкурса цифрой. И, наконец, самое главное — с новой системой голосования «Евровидение» перестало быть конкурсом геополитических пристрастий. И снова стало конкурсом песни. А кому нужен еще один конкурс песни? Этих конкурсов и так миллиард.

В этом году многие музыкальные критики написали, что «Евровидение», наконец-то, начало превращаться в конкурс, который интересно смотреть (имеется в виду — критикам его интересно смотреть). Хоть я и не музыкальный критик, рискну не согласиться. Как раз теперь «Евровидение» снова начнет превращаться в самое унылое зрелище на Земле.

Поэтому того «Евровидения», к которому мы привыкли за годы нашего в нем участия, более не существует.

Конкурс закончился.

И это, видимо, моя последняя статья о нем.
Взгляд

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.