Архив за месяц июля, 2009

Weeds-2

Четверг, июля 30, 2009

В Крыму, недалеко от Симферополя, сотрудники СБУ Украины обнаружили огромное конопляное поле — на площади 30 гектаров (это территория размером полкилометра на полкилометра — прим. Lenta.Ru) росло более 200 тысяч кустов, сообщает сайт Корреспондент.net.
Отсюда

Cоветы открывшему новое дело

Четверг, июля 30, 2009

Если это для вас самое первое дело( компания), не забывайте, что должна быть высокая маржа. иначе не выжить.Ваши издержки высоки,навыков мало . а ошибки будете делать постоянно. Поэтому, если разница между входящей и выходящей ценой менее 100% — это очень опасно!!!

Желательно, чтобы было 300-500%, конечно, это зависит от сферы бизнеса и естественно невозможно, если бизнес комиссионный.

Я понимаю, что тут многие ЗАКРИЧАЛИ и ЗАПРИЧИТАЛИ, ДА 2-5 раз, иначе не выжить, кроме меня, кто еще вам скажет правду?

Конечно по мере развития бизнеса и нарастании конкуренции в выбранной НОВОЙ НИШЕ, наценка должна сокращаться, и при стабильной ситуации прийти к общепринятым 50-100%.
Олег Тиньков

Голова Гонгадзе

Четверг, июля 30, 2009

Weeds

Четверг, июля 30, 2009

На территории лесного хозяйства в Раменском районе Московской области милиционеры нашли поле дикорастущей конопли площадью шесть гектаров. Выкосив это поле, собрали семь тонн растения, содержащего наркотическое вещество.
Отсюда

Из новостей

Четверг, июля 30, 2009

Начальник службы ГСМ и прибывший из Читы проверяющий умерли в один день. У одного из них случился инсульт, другой выпал из окна. Военная прокуратура еще не выяснила, связаны ли эти смерти между собой.
Отсюда

Исчезновение устриц

Четверг, июля 30, 2009

В ресторанах адриатического побережья Хорватии перестали подавать устриц. То есть в меню они везде есть, но в наличии никогда нет. «Вот оно, — подумал я, — унылое лицо мирового финансового кризиса».

Конечно, устрицу можно купить и в Москве, причем по цене, сравнимой с ценой в хорватском ресторане (от 14 до 20 кун — это где-то от 80 до 120 рублей). Но устрица — это такой продукт, который можно употреблять только на берегу моря. Иначе он не втыкает.

Ну представьте себе, что вы где-нибудь в Таиланде сидите на влажной жаре и пьете, допустим, русскую водку. Да невозможно такое представить (хотя, говорят, что безумцы встречаются).

Вот точно так же, как водка не пьется в Таиланде, устрицы не едятся в Москве.

— Что за черт? — спрашивал я у быстрых хорватских официантов, — А где же устрицы?

И быстрые хорватские официанты объясняли мне, что устрицы — в море. На ферме. И если я хочу — они могут привезти их завтра. Но впрок они их не закупают, потому что туристы их не заказывают.

— То есть как это — не заказывают? — удивлялся я. Я езжу в Хорватию с 2004 года, и всегда устрицы в ресторанах были. А теперь их вдруг не заказывают?

— Унылое лицо мирового финансого кризиса, — словно бы читали мои мысли официанты. Раньше я все время ездил на юг, от Дубровника и до границы с Черногорией. Там очень много русских туристов. Русский турист покупает.

В этом году я отправился в центральную Далмацию. Километров восемьдесят к северу от Сплита. Русских там практически нет — одни европейцы. Немцы, словаки, поляки, австрийцы. Они устриц не покупают. У них там бензин стоит больше евро за литр, куда им еще устрицы покупать?

Поэтому европейцы экономят на устрицах и на бензине. Они снимают яхты. Такого количества арендованных яхт у побережья, как в этом году, я не видел раньше никогда. Десятиметровая яхта стоит около 1000 евро в неделю. Надо только иметь соответствующие права.

У меня таких прав пока нет, поэтому пришлось ограничиться устрицами. То есть — ехать на ферму и покупать их прямо из моря. По 6 кун за штуку. Это 30 рублей. Цена для России неслыханная.

При этом инфляция в Хорватии, кажется, равна нулю. Лангусты как стоили 5 лет назад 500 кун (100 долларов — тоже, кстати, московская цена) за килограмм, так и стоят. Конечно, по сравнению с Индией или тем же Таиландом это дорого, но мы тут не о дороговизне говорим, а об инфляции.

Курс куны к рублю тоже не изменился. Но вот чего прибавилось — так это объявлений о продаже аппартаментов. Трудно понять, вынужденная это мера или просто инвестиционное предложение, но еще год назад таких объявлений было значительно меньше. Правда, еще пять лет назад в Хорватию вообще практически никто не ездил — дороги там были разбиты снарядами, по обрывам валялись сгоревшие фуры, а кое-где стояли столбы с объявлением: «Осторожно, минное поле». Но, как говорится, жить захочешь — не так раскорячишься. Жить на побережье можно или рыбалкой или туризмом, поэтому всего за несколько лет все было приведено в образцовый порядок, дороги переложены заново, сгоревшие фуры убраны, а минные поля обезврежены. Только в некоторых местах в назидание потомкам остались расстрелянные отели — но и их, полагаю, скоро не будет. Потому что земля дорожает.

Вам, наверное, интересно — к чему я все это написал? Да очень просто. Я две недели был вне информации. Я понятия не имею, что произошло в мире за это время. Все, что я знаю — это что неподалеку от того места, где я жил в Хорватии, с рельсов сошел скоростной поезд. И то только потому, что над моим домом весь день летали вертолеты и выли сирены. Так вот никакой другой темы, кроме приятных воспоминаний, у меня для вас сегодня нет. Но есть пожелание.

Бросайте всё, берите в отпуск — и валите на море.

Не забывайте жить, потому что жизнь человеку дается только один раз. Что бы там ни говорили индусы.

— В этом году меньше русских, — сказал мне один быстрый хорватский официант.

— Кризис, — автоматически отвечал ему я.

— В России не может быть кризиса, — уверенно возразил мне хорват, — где
угодно может быть, но в России — никогда. Менталитет не тот.

Так что кризиса никакого нет.

Собирайтесь.
ВЗГЛЯД

Бизнес пропозал

Четверг, июля 30, 2009

Митя Иоффе to me show details 10:09 AM (23 hours ago)
Добрый день.

Меня зовут Дмитрий, и я менеджер проектов студии по продвижению сайтов «ВебПроекты»

http://webprojects.ru/

Мы заинтересованы в том, чтоб наладить контакт с популярными блоггерами по вопросу «скрытая реклама в блогах». Если вас это интересует, то хотелось бы узнать, сколько стоит пост рекламного характера в вашем блоге. Конфиденциальность гарантируется.

Ответ можно скинуть на mp@webprojects.ru

Дмитрий.

Дмитрий! Моя цена — один миллион долларов США.

Охуели совсем.

Интервью типа

Четверг, июля 30, 2009

Максим Кононенко (Mr. Parker) — журналист, публицист, писатель, один из «пионеров» Рунета, автор проектов Идiот, Владимир Владимирович™ и др., учредитель Премии Паркера, а также человек, хорошо знающий, что нужно сделать с Великобританией и кто убил Майкла Джексона.

Я задала Максиму несколько вопросов о блогосфере и журналистике — тех, что уже обсуждались в этой на Mediahunter.ru (чтобы взглянуть на них же со стороны).

Несколько лет назад мне рассказали секрет успешности в блогосфере: барышне, для того, чтобы стать известной и уважаемой, нужно показать сиськи. Вас называют одним из пионеров и отцов Рунета. За какие заслуги перед отечеством?

Моя заслуга была очень простая — я был одним из первых. Я стал заслуженым по выслуге лет. А все мои действительно клевые проекты я придумал уже после того, как стал известным и почитаемым. Может и благодаря этому, я не знаю.

Есть ли вообще какие-то плюсы и минусы от ярлыков «известный блогер», «тысячник» и так далее?

Тысячник получает в свой адрес в тысячу раз больше говна, чем не тысячник. Вот и вся разница. А «известный блоггер» — это, по-моему, издевательство. Блоггер — это не профессия. По-моему, стыдно быть только «блоггером».

А как вы относитесь к ребятам, которые превращают ведение блогов в подобие профессии, получают за свои посты, а потом учат новичков тому, «как стать популярным блогером и заработать бабла»?

Никак я к ним не отношусь. Некоторые люди и на порносайтах зарабатывают — это же не значит, что я должен как-то к ним относиться. Но мне противно, когда я вижу рекламный пост. А уж как эти «профессиональные блоггеры» засрали выдачу Яндекса — вообще не описать. Отвратительные микробы. Надеюсь, они так и останутся никому не нужными лузерами.

А можно ли на самом деле зарабатывать на ведении блога/блогов нормальные деньги, которых бы хватило на то, чтобы, например, прокормить семью из жены и собаки?

Деньги зарабатываются не на «ведении блога», а на создании уникального контента. Если ты пишешь клевые тексты, нет никакого значения, где ты их публикуешь — в своем блоге или в газете «Известия». Тебе и там, и там
заплатят нормальные деньги, которых хватит не только на жену и собаку, но и на любовницу. А вот на «ведении блога» можно заработать только постыдные копейки, ничем не отличающиеся от копеек, выпрашиваемых на паперти. Мужчины подобным не занимаются.

Вы — учредитель первого в российском сегменте Livejournal соревнования блогов — Премии Паркера. Можно ли по истории ПП и её лауреатов отследить, как менялась отечественная блогосфера?

Едва ли можно. Премия Паркера — очень старая, ей пошел восьмой год. И появилась она еще в те времена, когда русскоязычный ЖЖ был одной большой тусовкой. С тех пор размеры русской ЖЖ-аудитории выросли многократно, но эта аудитория не консолидирована. Это толпа отдельных людей, которые не могут организовать такие голосования, какие до сих пор, по старой памяти, может организовать та, старая тусовка, сидевшая в «Пирогах».

Поэтому на Премии Паркера побеждают преимущественно люди из старой тусовки, и лишь одна-две номинации каждый год приносят какого-то нового персонажа. Но по парочке персонажей трудно делать выводы о ЖЖ-аудитории вообще. Талантливые одиночки были раньше, есть они и сейчас. То есть, Премия — это не индикатор. Если же судить по тому, что я вижу собственными глазами — качественный состав аудитории, в общем, не меняется. Он приблизительно такой же, какой был раньше — просто людей стало больше.

В этом году вы изменили условия конкурса: в нем смогли принимать участие не только пользователи Livejournal, а все подряд. Зачем это было нужно, удалось ли добиться желаемого, и вообще — какие впечатления от самого последнего соревнования?

Хочется же стать властелином мира. Сделать премию всей блогосферы. И я очень надеялся на «Лирушечку» с ее нешуточными страстями и мокрощелками. Однако никто не отреагировал — ни номинаций, ни голосов с Ли.Ру не последовало. Быть может, в будущем это изменится. А впечатления от последнего соревнования такие же, как и от предыдущих — весело.

Собираетесь проводить ПП и дальше?

Я ее каждый год провожу как в последний раз, а когда подходит черед новой — делаю новую. Не знаю, почему. Как говорит Лилу, я люблю традиции. Премия в блогосфере, конечно, нужна. Любая премия — это фан. Сейчас появилось много мелких премий, но почему-то люди просто копируют формат ПП, не пытаясь придумать ничего нового. А это скучно.

У меня вообще такое ощущение, что в Интернете один я что-то придумываю, а все остальные копируют. Впрочем, Тема с Носиком наверняка так же про себя думают.

Вернемся к теме «популярных блогеров». Что хуже и тяжелее: быть «профессиональным блогером» или журналистом?

Я никогда не был ни профессиональным блогером ни журналистом, мне трудно судить. Я просто пишу тексты. Хотя лично мне кажется, что журналист — все же достаточно тяжелый труд. Надо ездить, разговаривать с какими-то людьми. Да и башку прострелить могут. Всё это не по мне.

У вас есть опыт работы главредом в нескольких изданиях. Какими качествами, на ваш взгляд, должны обладать журналисты, работающие в онлайн-издании? И наоборот: за что вы своих подчиненных ругаете, что считаете неприемлемым?

Это очень сложный вопрос. Мне кажется, человеку должна нравится его работа. Если человеку не нравится его работа — он не будет работать. А поскольку работа в онлайн-издании в общем случае является непрестижной и малооплачиваемой, то нравиться она может только совсем молодым людям.

То есть, рядовой сотрудник онлайн-издания старше 30 лет — это неудачник, от которого надо избавиться. Но у молодых есть другая крайность — они необязательны и безответственны. И за это их надо ебать.

Часто обсуждаемый вопрос: нужно ли журналисту высшее журналистское образование?

Высшее журналистское образование — это такой же бред, как высшее кулинарное образование. Журналистика — это ремесло, которому надо учить в ПТУ. Высшее образование — это что-то близкое к науке, к управлению государством, к дипломатии, к юриспруденции. А журналистика — это что-то близкое к разделке мясных туш. Лично я бы никогда не взял на работу выпускника Журфака МГУ со всей этой принятой там лабудой вроде «честность», «непредвзятость», «служение» и так далее. От журналиста требуется одно и только одно: написать текст, который будет интересен читателю. Если у журналиста другая мотивация — получится лабуда вроде «Новой газеты», которую невозможно читать.

Последние несколько лет все кому не лень говорят о том, что вот-вот интернет убьет традиционные медиа. Если предположить, что это действительно случится, будете ли вы по «убитым» скучать?

Интернет давно уже убил информационные медиа. Включите телевизор или радио — там все цитируют интернет. Интернет стал первоисточником информации. А вот развлекательные медиа интернет никогда не убьет. Потому что телевизор и радио работают сами, а за компьютер надо как минимум сесть. Поскольку я музыкальное радио не слушаю и телевизор вообще не смотрю — я по развлекательным медиа не скучаю.
Отсюда

С милым рай и в шалаше

Четверг, июля 30, 2009

В среду московские компании награждали за лучшие реализованные проекты в области строительства. Призы вручал Юрий Лужков. Столичные власти решили, что лучшее жильё массового потребления строит компания «Дон-строй». Победителем в номинации «жилые здания повышенной комфортности» стала компания «Интеко».
Отсюда

Спокойствие за милицию

Четверг, июля 30, 2009

В условиях мирового финансового кризиса каждый пытается выживать как он может. Одни снижают цены, другие их повышают. Одни объединяются, другие наоборот — разъединяются.

Антикоррупционные службы, например, сообщают, что за последний год средний размер взяток в России вырос в три раза. То есть, в России чиновники и милиционеры просто повысили цены.

А вот на Украине так не получается. Цены там особенно не повысишь — денег у людей и так мало. А если цены не повысить, надо увеличивать обороты. То есть, расширять круг людей, с которых можно вымогать взятку. Российским милиционерам хорошо — у них есть гастарбайтеры. А на Украине гастарбайтеров нет.

И вот украинские милиционеры подумали, подумали — да и расширили свою штрафуемую базу до всего населения страны. Точнее — то всех людей, у которых есть мобильные телефоны.

Теперь украинская милиция имеет право остановить человека на улице и проверить уникальный номер его мобильного телефона, так называемый IMEI. И если такой номер числится в базе похищенных телефонов — изъять устройство и обвинить его владельца в воровстве.

Вы только представьте себе, какая широта мысли! Какой размах! Огромное количество украинцев в силу малообеспеченности покупает телефоны на рынке — разумеется, без всяких документов. Разумеется — нелегальные и по большей части ворованные. И разумеется, никто не хочет, чтобы его обвинили в преступлении, которое он не совершал. Поэтому проверяемый наверняка скажет украинскому милиционеру: «А может не надо? Может не будем никуда ничего записывать, а, командир?» И командир назовет свою цену. Скажем — сто гривен.

Разумеется, пресс-служба киевской милиции говорит, что такие проверки — плановая работа по предотвращению преступлений, связанных с мобильными телефонами. И что номера проверяются только у подозрительных лиц. Но критерии подозрительности, конечно, не называются.

Лично я раньше волновался за украинскую милицию. То Ющенко отменил дорожную автоинспекцию. То министр внутренних дел пьет. А года три назад мы с супругой отправились на машине из Гурзуфа в Судак и забыли взять с собой документы. И что же? Нас остановили на дороге, выслушали — и отпустили! Машbye c московскими номерами! С тех пор мое волнение за украинскую милицию перешло в сильное беспокойство.

Но теперь я, наконец-то, спокоен. Украинская милиция переживет этот кризис.

Ее взяткооблагаемся база теперь куда больше, чем у российской.