Сначала надо залогиниться, идiотъ

Я приду наплевать на ваши могилы

Доселе мало кому известный за пределами узкого круга страшно далеких от народа либерально-правозащитных романтиков Александр Подрабинек написал статью. Статью по вздорному поводу, опубликованную на сайте, который никто не читает.

Для тех, кто в танке, поясню, что поводом для статьи стала история вокруг шашлычной «Антисоветская», которую красиво разыграл в рамках своей предвыборной кампании на выборах в Мосгордуму префект Северного административного округа Москвы Олег Митволь. Сами эти выборы — событие микроскопическое и совершенно никого не интересующее. Масштаб задействованных в нем субъектов — микроскопический. История вокруг шашлычной — наноскопическая. То есть, вообще не заслуживающая ни малейшего медийного внимания.

Однако же взорвалась информационная бомба. Движение «Наши» объявило Подрабинеку священный джихад. Адепты антилиберального культа заслали агентов в редакцию «Новой газеты» (которая к произошедшему вообще никакого отношения не имела), к соседям Подрабинека и даже к его супруге посредством обычного домофона. Возмущенные происходящим дамы полусмысла Ольга Бакушинская и Евгения Альбац подняли по этому поводу шум. Бакушинская как умеет — через ЖЖ, а Альбац тоже как умеет — через звонок в утренний эфир «Эха Москвы» и назидательное выступление поперек всех эфирных конструкций ведущих. «Подрабинек прошел самиздат!» — торжественно сказала Альбац в ходе своего выступления, ничем не отличавшегося от приснопамятного звонка Евгения Максимовича Примакова в прямой эфир программы Евгения Киселева «Итоги». Если кто молодой и не помнит, то я расскажу: Евгений Киселев, как провинившийся школьник, стоял в студии и не знал, куда девать свои гусинские глаза. А с небес скрипел тяжелый голос Евгения Максимовича, который клял средства массовой информации в том, что они его, Евгения Максимовича, единственную надежду на спасение России от неминуемого распада, не любят.

По прошествию недели все более-менее мыслящие люди (должен заметить, что вышеперечисленные, за исключением Олега Митволя, в этот разряд не помещаются) определились со своей позицией. Интересно, что эта позиция совпала и у условных «либералов», и у условных «охранителей».

Укладывается эта позиция в два простых пункта:

1. Подрабинек написал гадость.

2. «Наши» ведут себя отвратительно.

По второму пункту, насколько я понимаю, не требуется никаких пояснений. Пикетирование посольства Эстонии – дело объяснимое. Я бы с этой фашистской страной вообще разорвал дипломатические отношения. Преследование английского посла – тоже задача вменяемая. Посол – это не человек, это функция. Но вот вторжение в личную жизнь журналиста (если верить семье Подрабинека), какую бы гадость тот ни писал, – это перебор. Слово нематериально. И споры вокруг слова должны быть нематериальны. Шесть лет назад я написал статью о том, что Игорь Тальков был бесталанным плагиатором, писавшим пошлые тексты на ворованные мелодии. В ответ на свою статью я получил больше тысячи писем, пятьсот из которых можно почитать здесь. Но никто из поклонников Игоря Талькова не лез ко мне в квартиру и не пробирался в редакцию Дней.Ру.

Но позабудем про «Наших». Их осада Юлии Таратуты рассосалась сама собой, рассосется и осада Подрабинека.

Гораздо интереснее пункт первый. Что именно такого написал Подрабинек? Почему на, повторюсь, статью мало кому известного человека по микроскопическому поводу, опубликованную на одиозном и маргинальном сайте вдруг последовала такая тектоническая реакция?

Не потому, что Подрабинек назвал «подлинными героями нашей страны» литовских эсэсовцев, бандеровцев, чеченских боевиков и басмачей. Таких шизофреников в России достаточно, и некоторые из них имеют постоянные эфиры на федеральных радиостанциях (например, Валерия Ильинична Новодворская, которую все мы, безусловно, нежнейшим образом любим за последовательность и бесконечные лулзы). И даже не потому, что Подрабинек наехал на «товарища Долгих» — глубокого старика, вот уже двадцать лет пребывающего на окраине жизни. Топтание на восьмидесятипятилетних дедушках у подобных Подрабинеку борцов считается делом само собой разумеющимся — вспомните хотя бы историю Пиночета.

Нет, причина цунами не в этом. Причина — в финале статьи. Вот слова Подрабинека, которые он написал, полагаю, уже в запале, разогнавшись на героизме бандеровцев и топтании секретаря ЦК КПСС:

«Пора прекратить лицемерные причитания о чувствах ветеранов, которых оскорбляют нападки на советскую власть. Зло должно быть наказуемо. Его служители – тоже. Презрение потомков – самое малое из того, что заслужили строители и защитники советского режима.»

Внимание на последнюю фразу.

Дело в том, что строителем советского режима были мои родители. Защитниками советского режима были мои деды, один из которых осенью сорок первого пропал без вести под Новогородом. Я — их потомок, и ничего кроме благодарности этим людям я испытывать не могу. Без них не было бы меня. И никакого зла в том, как они прожили свою жизнь, я не вижу.

А Подрабинек видит. Он называет преступниками моих родителей и моих дедов. И не только моих. Он называет преступниками ВСЕХ родителей и ВСЕХ дедов ВСЕХ жителей моей многострадальной страны. В том числе, например, отца Евгении Альбац Марка Ефремовича, который во время войны работал в разведывательном управлении Генерального штаба, а впоследствии разрабатывал системы наведения ракет для советских подводных лодок. То есть — строил и защищал советский режим.

Подрабинек не просто пришел наплевать на наши могилы (это, если кто не знает, цитата — название романа Бориса Виана). Подрабинек своей статьей усомнился в том, на чем стоит вся наша нынешняя государственность. В фундаментальной и непогрешимой сущности Победы в Великой Отечественной Войне.

Раньше в этой области уже случались экспериментаторы. Например, журналист Минкин как-то писал, что было бы здорово, если бы Германия выиграла. Мы бы тогда делали бы «Мерседесы» и и пили бы «Егермайстер». Но надо заметить, что даже эта психическая аномалия не простиралась настолько, чтобы усомниться в праведности действий красноармейцев. Эти люди защищали свои родные дома. Свои семьи, своих детей и своих отцов, на которых с таким запалом плюет Подрабинек.

Но если мы хотя бы на секунду позволим себе усомниться в том, что действия защитников Родины были справедливы и благородны, если мы хотя бы на мгновение увидим в своих отцах и дедах преступников, подобных устроителям сжигающих евреев печей — мы в тот же момент перестанем быть государством. Все наше нынешнее единство построено не на православии, не на народности и даже не на тысячелетней истории. Все, что нас объединяет сейчас — это единое (пусть и отличное от западного) понимание сущности Великой Отечественной войны и нашего участия в ней.

И покушаясь на это единое понимание, Подрабинеки покушаются на цельность и единство нашей страны. Звучит пафосно, но ведь это чистая правда. Подрабинек — предатель. А предателей не уважают. Причем не уважают с обеих сторон.

Зло должно быть наказуемо, Подрабинек. Вы сами так написали. Так что теперь не взыщите.

И да пребудет с вами хьюманрайтсвотч.
ВЗГЛЯД

И вот вам сразу же для снижения пафоса:

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.