Архив за деньоктября 15, 2009

Магия имен

Четверг, октября 15, 2009

Пока мировые средства массовой информации на разные лады склоняют имена Романа Полански, Сильвио Берлускони и Барака Обамы, российские медиа увлечены другими героями.

Нет, это не Александр Подрабинек. И даже не Гуус Хиддинг. Это Япончик и Антонина Бабосюк.

Удивительный культурологический сдвиг, произошедший в последнюю неделю в стране, не имеет никакого отношения к населению. Самое удивительное, что новые герои — чистые, рафинированные медиа-символы. Проблема Кристины Орбакайте волновала миллионы — и медиа откликались на это. А судьба Япончика и Антонины Бабосюк не волнует, в общем-то, никого, кроме их подельников. Тем не менее, российские медиа старательно уделяют этим двум фигурам самое пристальное внимание.

Кто такой Япончик знают, кажется, все. Это криминальный авторитет, на протяжении десятилетий занимавший неформальный пост третейского судьи в мире организованной преступности. Однако доверие к судейской системе упало и Япончика застрелили из снайперской винтовки Драгунова. После чего депутат Государственной Думы, народные артисты Российской Федерации и иные солидные люди стали говорить, что при Япончике был порядок. И что он — человек уважаемый.

Антонина Бабосюк в противоположность Япончику — девушка малоуважаемая. Создательница, а скорее всего — просто формальная держательница (вроде зиц-председателя Фунта) ювелирного «Черкизона» под названием «Алтын». Среди ювелиров никому не известная, но зато обладательница множества загадочных орденов и членша множества загадочных академий. В общем, по всем внешним признакам — классическая прохиндейка, причем не без изящества (рассказывают, что следствие вокруг «Алтына» закрутилось после того, как в Тюменской области задержали впряженные в лошадь сани, которые везли полцентнера ювелирных изделий якобы в Москву).

И вот два этих персонажа вдруг стали объектами пристальнейшего внимания российской прессы. О том, как именно будут организованы похороны Япончика, о результатах его вскрытия, о «трудовой» деятельности и интересе к производству бетонных смесей в московской области написали, кажется, все. А уж Антонина Бабосюк-то! Про Антонину Бабосюк вышли целые досье. С задором и интересом российские журналисты принялись выяснять, кто такая сама Антонина, откуда она взялась, кто ее муж, помощником какого именно депутат Государственной Думы она является, где она училась и как создавала свою империю, о которой до прошлого года никто как бы не знал.

Я достаточно долго думал, в чем причина столь пристального интереса прессы к тем, на кого широкой публике, в общем-то, наплевать. Что именно заставляет журналистов заниматься изучением истории Антонины Бабосюк, о которой уже через неделю после ее ареста забудут решительно все.

И мне кажется, что я знаю ответ. Причина — вовсе не в деятельности новых героев. Причина — в их именах.

У каждого пишущего на русском языке есть любимые слова. Любимые именно на письме. Слова, которые приятно употреблять. Например: «федеральное законодательство». Или «Администрация Президента Российской Федерации». Или «Федеральный политсовет партии «Единая Россия».

Другим нравятся слова «либеральное мировоззрение», «демократия по западному типу» и «свободное волеизъявление».

Но теперь появились слова, которые нравятся всем. Это слова «Япончик» и «Антонина Бабосюк».

Вы только вслушайтесь! Это звучит, словно музыка: «Антонина Бабосюк». Ну разве может человек, которого зовут Антонина Бабосюк, не быть гениальным комбинатором, который возит десятки килограмм ювелирных изделий на лошадях? Разве человек по имени «Япончик» может не быть Эверестом в таинственном и суровом мире Деда Хасана (тоже, кстати, отличное имя!)?
И эти словосочетания гипнотизируют журналистов. Заставляют их забывать про всех остальных и копать, копать, копать. Искать подробности. С одной только целью — чтобы написать статью, в которой многократно употребляется имя «Япончик». Или, что еще лучше — имя «Антонина Бабосюк».

Я тоже не устоял перед этим соблазном. Просто очень хотелось написать текст со словами «Антонина Бабосюк».
ГАЗЕТА

Аятолла каза болду

Четверг, октября 15, 2009

Япончику будет не скучно.

Персональные данные

Четверг, октября 15, 2009

Столичная госавтоинспекция продолжает искать способы обезопасить от себя городских и федеральных чиновников. В газетах появились сообщения о том, что формируются некие списки номеров и марок машин важных людей, которые милиционеры обязаны будут выучить наизусть. И никогда, ни при каких условиях не замечать выученные автомобили. В ГАИ составление подобных списков, естественно, отрицают.

А вот в Казань в этом смысле значительно демократичнее и честнее. Там создали интернет-сервис, который позволял автовладельцам узнать об автоматически выписанных им штрафах. Вводишь номер автомобиля — получаешь список всех штрафов.

И вот любознательные журналисты газеты «Вечерняя Казань» стали вводить туда не номера собственных автомобилей, а номера автомобилей республиканских чиновников. И сервис — о чудо! — отвечал журналистам!
Например, на автомобиль руководителя аппарата Президента Татарстана за превышения скорости выписано неоплаченных штрафов на семь с половиной тысяч рублей. На руководителя аппарата правительства — восемь с половиной тысяч. Министр по делам молодежи наездил на почти на тринадцать тысяч рублей за год. Прокурор Татарстана превысил скорость 22 раза на общую сумму тринадцать с половиной тысяч рублей. А председатель Верховного суда Республики Татарстан за год был оштрафован 58 раз. Его штрафы составили тридцать одну тысячу триста рублей.

Как вы думаете, что произошло после того, как журналисты опубликовали эти удивительные факты из жизни руководителей и блюстителей законности? Наверное, штрафы были немедленно уплачены? Или перечисленные выше люди выступили с какими-нибудь разъяснениями? Объяснили населению, почему они постоянно нарушают правила, а главное — почему они не оплачивают
административные штрафы?

Как бы не так. Руководство татарской Госавтоинспекции просто закрыло доступ к компрометирующей информации.

«В целях обеспечения конфиденциальности персональных данных, — заявили в ГАИ, — данные для публичного доступа закрыты.» Конец цитаты.

Теперь чтобы посмотреть свои штрафы надо вводить не только номер автомобиля, но и номер свидетельства о его регистрации.

По отношению к простым людям это, разумеется, справедливо.

Вот только данные о служебных автомобилях чиновников к персональным данным никакого отношения не имеют.