Сначала надо залогиниться, идiотъ

Притча про Владислава Суркова

Я очень не хотел ничего писать про прошедшие выборы. Про них достаточно много написали и наговорили с разных сторон. Но поскольку контекст сложился весьма подходящий, я расскажу вам притчу. Притчу про Владислава Суркова.

Когда я учился в начальной школе, советское телевидение транслировало какой-то испанский, кажется, сериал. Фабула этого сериала была очень проста — некоему крестьянину выделили надел. Приличный по размеру, но вот незадача — в лимане. В мелководном морском заливе. Дали парню кусок морского дна — то ли издевательства ради, то ли еще почему — я уж и не помню.

Но наш крестьянин оказался крепким орешком и руки не опустил. Он решил засыпать море землей. Он носил эту землю в огромных корзинах и засыпал ею море месяцами, потом годами, потом десятилетиями. У него родились и выросли дети, то ли умерла то ли ушла жена, а он всё сыпал и сыпал свою землю в свое море. Через какие-то годы, когда работа казалась уже законченной, наш герой чуть не утонул, провалившись в трясину. Оказалось, что море размыло насыпанный крестьянином двухметровый слой земли снизу — сверху участок выглядел как поле, а внизу была морская вода. Что ж — сказал крестьянин, — Значит, будем сыпать дальше.

И снова стал сыпать.

Соседи смеялись над крестьянином и называли его безумцем. Они говорили ему: у тебя все равно ничего не получится, кроме болота. Потом они говорили ему: даже если ты засыпешь болото, у тебя все равно ничего не вырастет, потому что земля пропитана морской солью. А когда море подмыло насыпанную землю, соседи откровенно радовались — ведь ничто так не повышает настроение, как неудача товарища.

И все-таки он засыпал. Кусок морского залива превратился в поле. И на этом поле выросли злаки.

Владислав Сурков — вот этот крестьянин. А пока вы смеетесь над этим моим умозаключением (ведь на самом деле же смеетесь, правда?), я поясню вам, что имею в виду.

Если уподобить государство живому организму, то налоги — это воздух, которым дышит этот организм. Армия — когти и зубы этого организма. Милиция — его лейкоциты. Но со всеми этими системами организм не протянет и года, если у него не будет системы регенерации. Той системы, которая обеспечивает обновление клеток.

Система регенерации — это механизмы воспроизводства власти. Этих механизмов много, и выборы — всего лишь один из них. Выборы на пустом месте — это то же самое, что сеять злаки прямо в морскую воду. Выборы без системы воспроизводства власти существовать не могут (см. кинофильм «День выборов» или современную Украину). А вот система воспроизводства власти без выборов существовать может.

Такая система существовала в Советском Союзе. Несмотря на полное видимое отсутствие какой-либо демократии, генеральные секретари ЦК КПСС не из космоса к нам прилетали. Начиная с Хрущева это были те самые простые люди, которые прошли огромный путь от самых низов до самых верхов. Путь, исчисляемый десятилетиями. Он колхозников и заводских мастеров — до членов Политбюро. Случайный человек, не прошагавший по этой лестнице, не мог стать Генеральным секретарем.

То же самое в США. Президентом не может стать человек, который не был губернатором или сенатором. Теоретически — может, а практически — никогда.

У нас же после известных событий 91-го года существовавшая школа воспроизводства власти была уничтожена. И власть формировалась так: еще во время путча в Белом доме сидели люди, которые составляли списки будущих губернаторов. А тут мимо проходил Борис Немцов. А вот Боря, кстати, хороший парень! Боря, хочешь быть губернатором? И так Боря стал губернатором (это реальная, кстати, история, хоть Борис Немцов и будет всё отрицать).

Почти десять ельцинских лет о построении новой системы воспроизводства власти никто не задумывался. Ельцин назначал кого хотел куда хотел, руководствуясь при этом совершенно никому не понятными критериями. Случайные (за исключением бывших советских функционеров) губернаторы делали то же самое, при этом обеспечивая себе переизбрание на новые сроки. Прекрасно понимая, что если во власти возможны случайные люди, вокруг этой самой власти крутились проходимцы вроде Бориса Березовского. Суркову пришлось засыпать это море землей практически в одиночку.

Над ним и над «Единой Россией» смеются либеральные СМИ и Гонтмахер. Идея создания нормальной системы регенерации сначала выглядела как безумие. «Единая Россия», выбранная на роль земли в силу своей малой политизированности, сначала выглядела как грязь. Потом — как болото. Сейчас она еще рыхлая и нестойкая, и выглядит, быть может, не очень приятно. Однако по ней уже можно ходить — пусть даже и в резиновых сапогах. Это уже хоть какая-то почва.

Пройдет еще несколько избирательных циклов — и «Единая Россия» обновится сначала сама (за счет тех молодых функционеров, которые идут в нее не за деньгами, как старшие товарищи, а уже именно за властью и за политикой).

А потом из нее начнут произрастать злаки.

Я понимаю, что сейчас в это совершенно невозможно поверить. И что всё, что делают Сурков и «Единая Россия» выглядит как попытка удержания власти и построения страшного кпсс-ного авторитаризма. Но повторюсь — то, что делал испанский крестьянин тоже выглядело как безумие. Но имело четкую стратегическую цель.

Такая цель есть у Суркова, и я эту цель понимаю.

И именно поэтому я ничего не стал писать про прошедшие выборы.
ВЗГЛЯД

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.