Сначала надо залогиниться, идiотъ

Великая Анна Степановна Политковская

Открытое письмо

Елене Рачовой –

корреспонденту «Новой газеты».

Вниманию Главного редактора

Д.А.Муратова.

Первая мысль (до момента возникновения Юлии Балашовой):

А ведь Вы просто испугались, Лена!…

Дом – гнойник под стенами Кремля – это не Иран, о котором писать легко и просто (работая ножницами с лентами информ-агентств), это не Ваша дежурная тема — самолеты, которые взлетают и падают далеко от письменного стола. Приоткройте дверь Дома и на сказочный вопрос: «Кто-кто в тереме живет?», можно, в лучшем случае, нарваться на ненормативную лексику, а в худшем… Не дай Бог!

В далекие 90-е Дом Российской Прессы создавался как пристанище, убежище для бедной, независимой прессы. Десятки многотиражек и тонких журналов. (Помню «Независимую от взрослых газету «Глагол» — потрясающих маленьких журналистов…) И несколько коммерческих структур, на деньги которых жил Дом…

Сегодня в сухом остатке газета «Шесть соток» и газета для инвалидов «Надежда»(!).

В списке субарендаторов Дома 56 ЗАО и ООО, оружейный склад, оружейная мастерская и Главный офис оружейной империи «АРМС-ГРУПП», магазины которой разбросаны по центру Москвы, и хозяин которой Волянский В.Ф. – исполнительный директор Дома Российской Прессы на Берсеневской набережной 20/2 – «того самого» «Дома на Набережной».

В начале мая я предложил «Новой газете» тему, поднятую Анной Политковской еще 5-го сентября 1996 года.

«-Это интересно» — сказал главный редактор Д.А. Муратов.

Так Вы, Лена, получили редакционное задание… И статью Политковской, напечатанную в «Общей газете» («Дом Российской Прессы готов к тотальной приватизации»).

И началось. Раз за разом, а точнее, 10-15 раз на протяжении двух месяцев Вы договаривались со мной о встрече и в последнюю минуту сообщали о невозможности таковой по причине «личных обстоятельств». Иногда, по телефону, Вы делились «производственной тайной» — мол, «редактор настаивает, а я не вижу «информационного повода».

Великая Анна Степановна Политковская такой повод однажды нашла и не побоялась переступить порог Дома. Но то Политковская. Такая она одна. Впрочем, журналисты, которые ловко общаются ножницами с информационными лентами, добросовестно склеивают бумажные ошметки, рисуют запятые и многоточия, да еще постоянно сверяют свои действия с главой учебника, в которой все подробно расписано про «информационный повод», как без них? Но разве это работа для журналиста? Для такой работы и «швея-мотористка» сгодится. И без диплома журфака МГУ.

Главный редактор Дмитрий Андреевич Муратов назначил мне встречу на 15 июля и строго предупредил, чтобы я не брал с собой «газетные вырезки». А жаль. Ведь из года в год в этих самых «вырезках» рассказывалось, что «В Доме Прессы пахнет воровством» («Российская газета») и что «Свободно конвертируемая валюта лучше свободной прессы» («Новая газета»). А в публикациях — фамилии тех же, кто «рулит» и сейчас. Не думаю, что параллельно с выбросами в СМИ шел процесс перевоспитания главных действующих лиц.

«Новая ежедневная газета» — та самая, в которой Вы сейчас трудитесь, Лена, писала: «…вопросами «вселения» редакций в Дом Прессы… занималась секретарь Московского союза журналистов Людмила Щербина. И вскоре среди прочих изданий появился здесь журнал «Москоу мэгазин», возглавляемый Геннадием Мусаеляном (позднее назначенным генеральным директором Дома Российской Прессы). И вот недавно мы узнали некоторые детали этого поселения. Оказывается, Людмила Васильевна стала учредителем а/о «Галерея «Мир», организованного в сентябре прошлого года Мусаеляном…Дела у «Галереи» идут в гору, поскольку почетный президент фирмы и директор Дома Прессы Геннадий Мусаелян выделил «Галерее» без всякого арендного договора зал в 200 кв.м…».

«…Часами можно рассказывать об исполнительном директоре Волянском. Заместитель заведующего кафедрой научного коммунизма философского факультета МГУ, он и в этой жизни набрал немалый вес. О том, насколько ему некогда заниматься проблемами прессы можно судить по перечню его «левых» должностей: акционер и председатель совета Первого Русского независимого банка, учредитель фирм «Инекс», «Вита-П», «Томпос», «Алеостро», «Вомекс». Дел прорва – для банка Валерий Федорович покупает мебель, в фирме «Вомекс» он озабочен распродажей газового оружия и т.д…»

…Я раздобыл для Вас, Лена, реальный список субарендаторов Дома. Серьезный документ. Такой список наверняка есть в налоговой и в банке. А потому не исключаю некоей его «укороченности», что ли. Вы были в восторге, говорили, что это очень важно, и тотчас из интернета пришло от Вас благодарственное слово, не помню, с восклицательным знаком, или без.

А что дальше? Имея в руках заветный листочек, я бы немедленно запросил аналогичный в Доме Прессы и сравнил бы «листочки». Это, если бы я был на Вашем месте (такая фантазия имеет совсем нереальный оттенок!), а Вы были бы чуточку такой, как Анна Политковская. У нее не было «списка», она просто ходила по этажам и стучала в закрытые двери. Иногда её впускали, но разговаривали с ней шепотом, оглядываясь, и, чтобы, не дай бог, не прознал о разговоре «хозяин»… (Волянский).

Из статьи Политковской: «- Мрачного вида дежурные. Страшновато… Какую такую информацию тут столь ответственно охраняют?».

И если ЕЙ было «страшновато», то Вас, Лена, можно понять.

Был момент, когда я очень пожалел, что не догадался спросить у Дмитрия Андреевича во время нашей первой встречи, учился ли он на журфаке в МГУ, и, если да, то не прогулял ли лекцию про «информационный повод»? Мне бы задать ему этот вопрос в тот самый момент, когда он сказал просто: «Это интересно». Кстати, а не пропустила ли в свое время соответствующий семинар на эту тему Великая Политковская?…

Я пытаюсь, Лена, найти для Вас «смягчающие обстоятельства». Насколько у меня, получается, судить Вам.

В последнем телефонном разговоре я узнал от Главного редактора, что Вы (все-таки!) побывали в Доме прессы и проинформировали его, что там «всё чисто» с арендной платой (а я могу доказать на конкретном примере и расписаться под этим самым «примером», что это не совсем так), что Дом этот достался теперешним хозяевам в справедливой конкурсной борьбе, а то, что в нем не живут журналисты, «так потому, что не хотят, потому что не просятся». И сказали Вам об этом (с Ваших слов) в Федеральном агентстве по печати… Но Вам не могли сказать это в Федеральном агентстве – там просто не знают о существовании Дома!

И про конкурс Вы, Лена, «всё узнали»…

Слушайте больше, Дмитрий Андреевич! Никакого конкурса не было. А было с подачи П.П. Бородина простое переселение с Пушкинской (там сейчас Совет Федерации) на Берсеневскую. И пять тысяч квадратных метров «с гаком» великолепных офисных площадей превратились… в «Летучего голландца» — Госпредприятие без роду и без «пламенной вертикали»… (разве что мачта-антена?). А с внешним миром корабль-призрак связывают лишь тонкие ниточки, которые ведут в мрачную налоговую и счастливый «Оргбанк». …И никто не знает досконально, что у корабля на палубе, а уж, что в трюмах творится – так это вообще большая военная тайна.

…Главный редактор в последнем разговоре сообщил с гордостью, что Вы, Лена, сейчас в Оренбурге. Это, конечно, не Иран, но зато там точно есть самолёты.

Григорий Берхин,

Член Союза журналистов Москвы, с 1978 года,

Первый директор Дома Российской Прессы (1992 год).

P.S. 6-го января 2004 года на 6-ом этаже Дома Прессы произошло возгорание, начался пожар. Десятки пожарных машин боролись с огнем. Согласно Акту все произошло из-за электрозамыкания. Пострадал и оружейный магазин. И часть страховой премии, возможно, полученной Домом, возможно, пошла на восстановление магазина. Размер этой «части», возможно, определял исполнительный директор Дома Волянский. Он же — хозяин магазина.

P.P.S. Задолго до пожара субарендатором Дома согласно договора № 62 стал «Региональный банк сбережений». (Его хозяин Вася Цепков – дружок Волянского, в свое время был и моим другом, он и рассказал мне эту историю), банку в Доме жилось комфортно, официальная квартплата была мизерной… Впрочем, неофициальная, со слов того же Цепкова, была тоже мизерной — всего 50 американских долларов за каждый метр (229 м²).

И вдруг банк съехал. 5-го января 2004 года. За день до пожара. Возможно, совпадение.

От: «2009» 2009@novayagazeta.ru
Кому: «‘pravo pravo'» pravo1992 @mail.ru
Дата: 13 Авг 2009 15:16:26
Тема: от Муратова

Уважаемый Григорий Борисович!
Извените за задержку. Было очень не до этого.
Балашова Вам позвонит.
Д. Муратов

——Original Message——
From: pravo pravo [mailto:pravo1992@mail.ru]
Sent: Monday, August 10, 2009 7:50 PM
To: 2009
Subject: Муратову Дмитрию Андреевичу.

Здравствуйте, Дмитрий Андреевич!

Я побеспокоил Вас в пятницу 7 июля, но, как оказалось, не вовремя. И, чтобы
вновь не попасть впросак, решил написать.

Идет четвертый месяц нашего общения. Я предложил Вам тему, а, точнее,
предложил вернуться к теме, однажды поднятой Анной Степановной Политковской.
Вы сказали, что тема утверждена… А если так, то хотелось бы знать, когда
она состоится и состоится ли вообще?…

Пожалуйста, примите мои заверения в глубоком уважении к Вам и не сочтите за
труд ответить мне.

Григорий Борисович Берхин.

От: pravo pravo pravo1992 @mail.ru
Кому: 2009 2009@novayagazeta.ru
Дата: 25 Авг 2009 20:37:09
Тема: Д.А. Муратову

Здравствуйте, Дмитрий Андреевич!

13 августа 2009 года Вы любезно отозвались на мое письмо и «коротко, но ясно» сообщили, что Юля Балашова со мной свяжется!…На следующий день, 14 августа 2009 года, я созвонился с Юлей Балашовой. И она назначила встречу на 20 августа 2009 года. Днем 20 августа 2009 года я позвонил Юле Балашовой. Она ехала на работу, ехала в автобусе и сказала, что, как только доедет, сразу перезвонит мне…
Сегодня 25 августа 2009 года, а Юля Балашова все едет на работу… И не звонит!
В телефонном разговоре Юля рассказала о себе, о том, что занимается космосом (!) и Северной Кореей не интересуется…
Дмитрий Андреевич, конечно не по Вашей вине, я потерял 4 месяца драгоценного (в мои-то годы!) времени, а Ваши коллеги, которые с Ваших слов побывали в Доме прессы, очевидно, хорошо «засветили» меня там… Я осуждаю себя за тот день, когда обратился к редактору из моей молодости Олегу Максимовичу Попцову, который искренне хотел помочь и познакомил с Вами…
…Все так переплелось в этом мире, что, поверьте, Дмитрий Андреевич, если Вы сообщите, что искренне хотели вернуться к теме, поднятой «визитной карточкой» «Новой газеты» — Анной Степановной Политковской, но в силу только Вам известных причин не можете этого сделать, я постараюсь понять Вас.
Это не значит, что я опущу руки, обязательно найду СМИ, где размещу свое открытое письмо к …Вашим девчонкам… Это потому, что очень сочувствую Лене, волнуюсь за Юлю, телефон которой так и не отвечает до сих пор. А вдруг автобус, не дай Бог, все еще везет ее на работу …через Назрань!

Григорий Борисович Берхин.

P.S. Юля Балашова — мне:
«Может Вы попробуете еще раз с ним поговорить?»… (Это с Вами)
«У него (это у Вас) столько в голове всяких дел»…
«На самом деле он (это Вы) мне вообще ничего не говорил. Я от Вас все узнаю. Вы можете ему (т.е. Вам) позвонить, чтоб он (т.е. Вы) конкретное дал мне задание»…

…Левая рука не ведает, что творит правая? Или они всё друг про друга знают. Запрограммированы? Возможно. Но в этом случае я должен извиниться перед Леной Рачовой и постараться ее понять.

Эпилог

…Сравниваю «Новую газету»… с портмоне. Масса отделений, карманов, карманчиков… А в них визитки, порою точная копия кредиток, кредитки – смахивающие на визитки…

В самом большом кармане скромные карточки «Политковской», «Анны Политковской», «Анны Степановны Политковской» с редакционными телефонами. Карточек много, больше, чем других, вместе взятых…

Депутатские и газетные визитки Юрия Щекочихина, их тоже много, и они тоже в отдельном кармане…

Явно побывавшая в употреблении визитка Олега Дерипаски. Художник постарался – ее легко можно спутать с кредитной карточкой элитного банка. Рядом – в траурной черной окантовке – специального корреспондента Олега Лурье. Визитные карточки трех президентов – Горбачева, Медведева и Обамы. В ярко-золотистой оправе, они сразу бросаются в глаза.

Визитки Ходорковского и Невзлина. Очень необычные – в виде «безлимитных» талонов на бензин с автографами олигархов…

Всех не перечесть, и для каждой свой закуток.

Стоп! Что это? На нежно-голубой бумаге с пропиаренным брендом “Zewa”, визитки …«спец.корреспондентов «Новой газеты» Елены Рачовой и Юлии Балашовой…

Волшебное портмоне свободно вмещается и в задний карман брюк от «Большевички», и в боковой пиджака от «Brioni», и в левый верхний сорочки от «Valentino».

Разбудите Главного редактора Муратова – и он двумя пальцами фокусника, не раздумывая ни секунды, достанет ту, единственную, востребованную ситуацией, визитку. А уж если не спит, если в творческом порыве, скажем, на экране RTVi, в эфире «Эха Москвы», в компании Верховного Главнокомандующего, то, сами понимаете… Не ошибется!

—————-

Самое смешное в этом немного сумасшедшем письме пожилого человека — это то, что Муратов пишет «извЕните».

Или он безграмотный, или падонак.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.