Сначала надо залогиниться, идiотъ

Очень вырос в целом мире гриппа вирус

В России всё всегда происходит совершенно неожиданно. Совершенно неожиданно выпал снег. Совершенно неожиданно дороги покрылись льдом. А еще совершенно неожиданно началась эпидемия свиного гриппа.

Еще неделю назад вирус H1N1 вызывал лишь 30 процентов случаев гриппа у жителей нашей страны. А в пятницу, по словам заместителя министра здравоохранения Вероники Скворцовой, эта цифра выросла до 80 процентов. Еще раз: 80 процентов всех новых случаев гриппа в России сейчас — это вирус H1N1, в опасность которого подавляющее большинство жителей страны продолжало не верить еще несколько дней назад.

Удивительно изменчивы настроения нашего с вами народа.

— Это заговор фармацевтов! — кричали одни.

— Это кампания отвлечения внимания от настоящих проблем, — вторили другие.

Туристические кампании шли войной на главного санитарного врача за то, что тот не выпускал детей в цивилизованный Лондон. Свиноводы шли войной на журналистов за то, что те называют новый вирус «свиным». А все вместе продолжали уповать на тихую гавань и в то, что проблема где-то в Америке, то есть — далеко.

И вдруг, повторюсь, совершенно неожиданно выяснилось, что все продолжающиеся с прошлой осени страшилки — это правда. Что вирус действительно существует, что он распространяется, что он плохо лечится, и, самое главное — то от этого гриппа можно и умереть. И что умирать уже начали.

И все те люди, которые еще буквально пару недель назад продолжали весело смеяться над мрачными прогнозами эпидемиологов вдруг разом переменились. С каждым днем в метро все больше и больше людей в марлевых повязках, в аптеках закончились противовирусные препараты, а родители перестали выпускать детей на улицу, хоть и каникулы.

Нет, я, конечно, слышал пословицу про «пока гром не грянет». Но все же — что мешает русскому человеку смотреть вперед хотя бы на пару шагов? Почему мы такие? Почему мы живем только тем, что происходит сегодня и происходившее вчера для нас куда как важнее, того, что произойдет завтра?

Быть может потому, что однажды, девяносто лет назад, мы попытались посмотреть вперед и разглядеть там что-то светлое и прекрасное. И все это закончилось не очень хорошо. А точнее — совсем плохо закончилось.
Поэтому сейчас мы не хотим смотреть вперед просто потому, что не хотим. Не надо нам этого. Проходили.

А грипп… ну что — грипп. Дай бог, всё обойдется.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.