Архив за деньянваря 10, 2010

Виртуальное раздевание

Воскресенье, января 10, 2010

На прошлой неделе власти ряда европейский стран, в том числе Британии и Нидерландов, объявили о скорейшей установке в аэропортах сканеров, исследующих тело человека целиком. На подобном изображении видны, в частности, такие детали, как имплантаты груди и гениталии. По словам правозащитников, изображение, которое дает подобный сканер, настолько графично, что является по сути «виртуальным раздеванием».

Так, активисты правозащитной организации Action for Rights of Children призвали британское правительство предусмотреть исключения для детей и подростков младше 18 лет либо вообще отсрочить реализацию нововведения на практике из-за боязни, что персонал аэропорта может использовать полученные изображения в качестве порнографических снимков. Кроме нарушения прав детей правозащитники опасаются за образ различных знаменитостей, которым также придется пройти через сканирование.
Отсюда

Как бы ни пыжились борцы с «международным терроризмом», следует признать, что этот самый терроризм окончательно и бесповоротно ПОБЕДИЛ. Потому что заставил человечество унижаться перед самим собой — снимать в аэропортах ботинки и поясные ремни, как в тюрьме, а теперь еще и «виртуально раздеваться».

А на Северном Кавказе, например, чтобы убить одного или двух боевиков военные уничтожают целый многоквартирный дом. Почему-то нам потом никогда не рассказывают о том, куда деваются другие жильцы такого дома.

Еще раз о «советской мощи»

Воскресенье, января 10, 2010

26 ноября 1922 года в Москве между правительством РСФСР и фирмой Junkers были заключены три договора: о производстве металлических самолетов и моторов, об организации транзитного воздушного сообщения Швеция—Персия, об аэросъемке в РСФСР. В соответствии с первым из этих договоров в арендное пользование Junkers полностью передавался Русско-Балтийский завод в Филях, вблизи Москвы (сейчас это завод им. Хруничева), который «концессионер принимает и оборудует».

В короткий срок Junkers удалось перенести в Россию современный по тем меркам авиазавод с персоналом более чем 1300 человек.

Фирма Stolzenberg налаживала производство артиллерийских зарядов и порохов на заводах Златоуста, Тулы и Петрограда, совместно с немцами запускалось производство отравляющих веществ на заводе «Берсоль» под Саратовом, Carl Walter строила в Туле цеха, где производилась нарезка стволов для винтовок и пулеметов. Компания Mannesmann отремонтировала на Мариупольском металлургическом заводе им. Ильича прокатный стан-4500, который был куплен заводом еще до революции и разрушен в ходе революции и Гражданской войны. В 1941 году этот стан из-под носа у немцев был вывезен на Урал, и, по утверждению некоторых специалистов, на нем еще и сегодня катают броню для танка Т-90.

Фирма Friedrich Krupp на основании заключенного в июле 1923 года договора о реконструкции советских военных заводов и поставках артиллерийских снарядов германской армии, помогла большевикам наладить современное производство гранат и артиллерийских снарядов. Немцы обеспечили и финансирование проекта, предоставив 600 тыс. долларов на налаживание производства и заплатив 2 млн долларов аванса под заказ.

Вскоре советское правительство получило от Albert Kahn, Inc. целую программу промышленного строительства в Советском Союзе, известную в советской истории как «индустриализация в СССР». В феврале 1930 года между «Амторгом» и Albert Kahn, Inc. был подписан договор, согласно которому фирма Кана становилась главным консультантом советского правительства по промышленному строительству и получала пакет заказов на строительство промышленных предприятий стоимостью 2 млрд долларов (около 250 млрд долларов в сегодняшних деньгах).

Поскольку полный список строек первых пятилеток в нашей стране не публиковался никогда, до сих пор неизвестно точное количество советских предприятий, спроектированных Каном, — чаще всего говорят о 521 или 571 объекте. В этот список, бесспорно, входят тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове; автомобильные заводы в Москве и Нижнем Новгороде; кузнечные цеха в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Сталинграде; станкостроительные заводы в Калуге, Новосибирске, Верхней Салде; литейные заводы в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Магнитогорске, Сормове, Сталинграде; механические заводы и цеха в Челябинске, Подольске, Сталинграде, Свердловске; теплоэлектростанция в Якутске; прокатные станы в Новокузнецке, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Сормове; 1−й Государственный подшипниковый завод в Москве и многое другое.

Речь, впрочем, не идет о том, что Albert Kahn, Inc. с нуля проектировал каждый объект. Он всего лишь переносил в Россию готовые проекты американских заводов с американским же оборудованием. Фирма Aльберта Кана играла роль координатора между советским заказчиком и сотнями западных (поначалу преимущественно американских) компаний, поставлявших оборудование и консультировавших строительство отдельных объектов. По сути, через Кана в СССР тек мощный поток американской и европейской промышленной технологии, и все крупнейшие стройки в СССР при помощи связей Кана фактически стали всемирными. Так, технологический проект Нижегородского автозавода выполнила компания Форда, строительный — американская компания Austin. Московский автозавод (АЗЛК) был построен в 1930 году тоже по образцу сборочных заводов Форда. Строительство 1−го Государственного подшипникового завода в Москве (ГПЗ-1), который проектировала компания Кана, осуществлялось при техническом содействии итальянской фирмы RIV.

Сталинградский тракторный завод, построенный по проекту Кана в 1930 году, сооруженный в США, размонтированный, перевезенный и всего за шесть месяцев собранный под наблюдением американских инженеров, был оснащен оборудованием более чем 80 американских машиностроительных компаний и нескольких немецких фирм.

Все проекты Альберта Кана в СССР, последовавшие за Сталинградским тракторным заводом, разрабатывались филиалом его фирмы, открытым в Москве и работавшим под руководством Морица Кана — брата главы компании. В этом филиале, носящем скромное русское название «Госпроектстрой», трудились 25 ведущих американских инженеров и около 2,5 тыс. советских сотрудников. В то время это было самое большое архитектурное бюро мира. За три года существования «Госпроектстроя» через него прошло более 4 тыс. советских архитекторов, инженеров и техников, изучивших американскую науку проектировать и строить. Кстати говоря, в то же время в Москве работало Центральное бюро тяжелого машиностроения (ЦБТМ) — точно такой же «производственно-учебный» филиал иностранной компании, только ее учредителем была немецкая Demag.
Отсюда