Архив за деньфевраля 10, 2010

Власть народа, а не процедуры

Среда, февраля 10, 2010

Пять лет назад, выступая на каком-то экспертном мероприятии между турами прошлых украинских президентских выборов, Марат Гельман сказал как-то так: «Янукович ни при каких условиях не может теперь быть президентом». Помню, меня тогда очень удивили эти слова.

Да, у Януковича были судимости по нехорошим статьям. Да, в его пользу приписывали на востоке. Но ведь за Ющенко приписывали на западе. И Ющенко устраивал цирк с присяганием на библии, над чем смеялись все нормальные люди. То есть, оба кандидата выглядели одинаково плохо. И почему это Янукович не может стать президентом, а Ющенко — может?

Я тогда был моложе и значительно глупее. Я думал, что результаты выборов определяет процедура. И если посчитали в пользу Януковича — то, значит, выиграет Янукович. И Янукович будет легитимным президентом. Потому что легитимность определяет Центральная избирательная комиссия.

Именно так до сих пор думает подавляющее большинство российской уличной оппозиции. Они говорят — если на выборах были фальсификации, значит Медведев (Путин, «Единая Россия») нелегитимны.

Но легитимность определяет не Центральная избирательная комиссия. Легитимность определяет народ. И теперь я понимаю, что имел в виду Марат Гельман. Он говорил, что украинский народ не хочет сейчас Януковича. И что бы вы ни делали — Янукович президентом не станет. А если русский народ хочет Медведева (Путина, «Единую Россию») — то сами выборы не имеют никакого значения. Это просто формальная процедура. Это, кстати, именно та причина, по которой я не ходил на выборы президента в 2004-м году. Потому что в обществе было согласие — пусть будет Путин. А уж оформить это согласие — совсем не моя задача.

Звучит, быть может, цинично, но это и есть сама что ни на есть реальная правда. И задолго до только что закончившихся украинских выборов было понятно, что украинских народ не хочет видеть Тимошенко своим президентом. А значит, как сказал бы Марат Гельман, Тимошенко ни при каких условиях не могла теперь стать президентом. И совершенно неважно, какой разрыв между двумя кандидатами. Совершенно неважно, кто какие митинги устроит, какие суды выиграет и в каких регионах как проголосовали. Важно лишь то, что Тимошенко сейчас не хотели. Причин можно назвать три миллиона, но пусть их анализирует кто-то другой. Нам важны не причины. Нам важны следствия. А следствия таковы — президентом стал Янукович. Не потому, что он лучше. А потому, что он — не Тимошенко.

Именно так было пять лет назад. Ющенко стал президентом не потому, что он был лучше. И даже не потому, что за него проголосовало большинство населения (сейчас мы знаем, что это было не так). Ющенко стал президентом потому, что народ не хотел Януковича. Опять таки не предмет этой колонки анализировать причины — почему его не хотели. Но его не хотели. Поэтому согласились на Ющенко, который привел страну к деморализации и экономической катастрофе.

Сейчас точно так же согласились на Януковича. А в России в 1996-м согласились на Ельцина. Потому что не хотели Зюганова.

Сейчас Антон Носик пишет, что нынешняя Украина — это Россия 1996-го. И что Украина сейчас проходит ту черту, которую Россия в 1996-м не прошла. Они дескать позволили стать президентом Януковичу, а мы Зюганову не позволили. А Янукович — это как раз тот самый Зюганов, и сейчас мы на примере Украины посмотрим, каково было бы России с Зюгановым.

Но в 1996-м году в России не хотели Зюганова. И вместо него позволили стать президентом Ельцину. С фальсификациями, да — но, повторим слова Гельмана еще раз, Зюганов ни при каких условиях не мог тогда стать президентом. И поэтому Янукович сегодня — это Ельцин 1996-го. И, как это ни парадоксально звучит, Янукович сегодня — это Ющенко пять лет назад. Потому что механизм его легитимности тот же.

Вот из этого и стоило бы исходить. В этом и заключается собственно демократия — когда народ имеет того руководителя, которого хочет. А если никакого не хочет — то тогда хотя бы того, которого не хочет меньше, чем другого. А все разговоры о «процедуре», о конституционности и о признании международных наблюдателей — это, конечно, занимательно, но не более того.

Потому что демократия — это власть народа, а не власть процедуры.
ВЗГЛЯД

Надежда на понимание и поддержку

Среда, февраля 10, 2010

skitched

Отсюда

Немного экстремизма

Среда, февраля 10, 2010

Удивительным образом развивается история вокруг дачного поселка «Речник». С одной стороны, мы все больше и больше узнаем о несчастных наследниках работников канала имени Москвы, которым в далеких 50-х годах выделили землю для садоводства и огородничества.

Например, один из активистов поселкового сопротивления, отставной военный Александр Навроцкий, как выяснилось, умудрился продать участок, на который у него не было никаких документов о собственности. За, внимание, 57 миллионов рублей. 2 миллиона долларов США. А Ангелина Абрамова, трехэтажный особняк которой разрушили одним из первых, намерена взыскать с правительства Москвы 20 миллионов рублей. Даже интересно, что же это за дом у нее такой был за 20 миллионов рублей.

С другой стороны, выясняются интересные подробности юридического характера. Например, Кунцевский суд Москвы взял и отменил постановление о сносе того самого дома Ангелины Абрамовой. Но дом-то уже снесли! И что теперь, спрашивается, делать?

В другом постановлении суда юрист Михаил Барщевский вычитал удивительную цитату. Слушайте: «прекратить право пользования земельным участком гражданина N путем сноса самовольно возведенного строения.» Я не юрист, но даже для меня понятно, что прекратить право пользования участком путем сноса строения на этом участке никак невозможно.

Кроме того, выяснилось, что суды не принимали у жителей «Речника» заявлений на легализацию построек в рамках так называемой «дачной амнистии», что вообще уже ни в какие ворота не лезет.

И вот в дело вмешался сам Президент. И поручил Генеральной прокуратуре приступить к выяснению законности действий судебных приставов. Генеральная прокуратура приступила и немедленно выяснила, что некоторые дома были снесены вообще без всяких постановлений судов.

И здесь возникает интересный вопрос. Основной задачей деятельности российской прокуратуры является надзор за исполнением законов. И если после поручения Президента прокуратура вдруг выясняет, что суды выносили незаконные решения, а судебные приставы действуют вообще без всяких на то законных оснований, то я хочу спросить у прокуратуры — а где она была раньше? Ведь если есть беззаконие, то значит в этом прямая вина прокуратуры, смысл существования которой в недопущении беззакония. Почему прокуратура не действовала до того, как выступил Президент? Чем эта прокуратура вообще занимается?

То есть у нас с вами получается, что суды выносят решения, незаконность которых очевидна даже не-юристам. Приставы сносят дома без всяких судебных решений. Прокуратура всего этого не замечает. Система вообще не работает, пока ее не пнет президент.

Поневоле начинаешь задумываться о том, что, быть может, не только министерство внутренних дел надо бы разогнать. А вообще надо разогнать всё, оставив только одного президента.

Не сочтите, конечно, за экстремизм.