Сначала надо залогиниться, идiотъ

Крепость системы

Есть такое старинное студенческое заклинание: «Институт — не школа, в десять лет не закончишь.» Так и с реформой органов внутренних дел. Она вроде бы началась, но скоро приказы подписываются — да не скоро министерство меняется. И на минувшей неделе мы получили сразу несколько ярких доказательств того, что российская правоохранительная система перед лицом гражданской опасности сплотилась как никогда.

В Мосгорсуде, где рассматривается дело майора Евсюкова, выступил его бывший начальник, генерал-майор милиции Виктор Агеев. Он сказал, что Евсюков обладал именно теми качествами, которые нужны начальнику отдела внутренних дел. Шефствовал над детским приютом, участвовал в концертах и дарил подарки детям. И алкоголем не злоупотреблял.

«Поступок Евсюкова не соответствует всей его предыдущей жизни и службе», — сказал генерал-майор. И добавил, внимание: «Поэтому убежден, что к ответственности его за этот поступок привлекать нельзя.»

Это генерал-майор милиции так сказал. Бывший начальник УВД Южного Административного округа Москвы. Что человека, убившего двух и ранившего несколько человек из пистолета, находившегося в федеральном округе, нельзя привлекать к ответственности. Потому что он очень хороший.

Но на суде над Евсюковым работают много журналистов. А вот на суде над тувинским инспектором ДПС, застрелившим школьника и тяжело ранившим школьницу, столичных журналистов не было. Поэтому суд в полной медийной тишине вынет суровый приговор убийце в форме — пятнадцать месяцев колонии-поселения. Напомню, что Ирек Муртазин, написавший в Живом Журнале, что умер Метимер Шаймиев, получил за это на полгода больше. То есть, его преступление оказалось более тяжким, чем стрельба по тувинским школьникам.

А вот история, которая продолжает развиваться на наших глазах. Напомню, что несколько дней назад в Екатеринбурге восемь милиционеров избили и ограбили профессора Консерватории. Сейчас милиционеры работают над версией произошедшего. Сначала они говорили, что профессор не имел документов, нецензурно выражался и был пьян. Когда выяснилось, что пьян он не был и матом совсем не ругается, появилась другая версия — якобы пианист был похож на опасного рецидивиста. Когда подходящего рецидивиста предъявить не смогли, родилась третья версия. Слушайте внимательно. Оказывается, профессор нес в руках тяжелые сумки. Милиционеры подошли к нему и предложили помочь. В ответ на это профессор неожиданно начал сопротивляться, в результате чего получил травмы обоих запястий, ушибы и сотрясение мозга.

То есть, правоохранительная система своих не сдает и не собирается.

Правоохранительная система монолитна и крепка, как никогда.

И не дай бог любому из нас попасться ей на глаза. Никакой Нургалиев нам не поможет.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.