Сначала надо залогиниться, идiотъ

Тихон Пиздко — сеанс разоблачения невежественного вруна

Вот тот самый спич Тихона Пиздко, о котором я говорил накануне. Обычным шрифтом ниже — его пиздеж, болдом — мои пояснения.

Во-первых, по-моему, очень символично – и это символично, но страшно, – что эти теракты произошли именно сейчас. Мы все сейчас обсуждали 10-летие прихода Владимира Путина во власть. Говорили про его достижения, говорили про его ошибки, говорили о том, что десять лет назад г-н Путин стал президентом нашей страны. Так вот эти теракты, которые произошли в понедельник, на мой взгляд, демонстрируют абсолютный крах этой системы, которую Путин в России выстраивал, а по его следам продолжил выстраивать г-н Медведев. Потому что то, что эти взрывы вообще произошли, то, что они стали возможны, и то, как они произошли, и то, что была информация о том, что у сотрудников силовых структур были данные о том, что подобные взрыв готовятся, но они их всё равно не предотвратили – всё это вместе говорит о том, что эта система совершенно не работает.

У американских спецслужб были данные о том, что готовится большой теракт, но они его все равно не предотвратили. Это демонстрирует полный крах системы. У британских спецслужб были данные о том, что готовится теракт, но они его все равно не предотвратили. Это демонстрирует полный крах системы. Мы от свидетелей знаем, что менты искали террористов и накануне, и в день терактов. Искали напряженно, но пропустили. Значит ли это, что система совершенно не работает? Нет, это значит, что системе в этот раз не повезло. Мы знаем только сколько система проебывает. Но мы не знаем, сколько терактов она предотвращает.

Давайте вспомним, на какой волне г-н Путин стал президентом России. Всё это хорошо известно. Взрывы в Москве и других городах, потом эти грозные обещания мочить террористов в сортире и так далее. В итоге что остается? В итоге ничего.

Когда взорвались дома в Москве, Путин был премьер-министром с рейтингом более 30 процентов. То есть, он стал бы президентом без всякой второй чеченской кампании. Вот это — хорошо известно всем, кто интересуется вопросом, Тихон. Но тем, кто интересуется, а не тем, кто балаболит.

В 2000-м, когда Путин стал президентом, была сделана, образована интересная схема, уникальная во многом: гражданские свободы и права наши с вами в обмен на безопасность.

Как интересно. Это кем была «сделана, образована» эта интересная схема, «уникальная во многом»? Мариной Литвинович, которая тогда работала в штабе Путина и руководила самым пропутинским изданием «Страна.Ру»? Или Борисом Абрамовичем Березовским? Ну вот прямо в 2000-м?

Как, например, в 2004 году после Беслана были отменены выборы губернаторов. Нам говорили, что это каким-то образом нашу с вами безопасность повысит.

Мне трудно уловить тонкую связь между гражданскими свободами и выборностью губернаторов. Кроме того, отменяя выборы губернаторов, Путин ничего не говорил о безопасности. Он говорил о «недопущении кризисных ситуаций.» Что опять же знает любой профессиональный аналитик. Так что было бы куда как органичнее обвинить Путина в том, что отмена выборов губернаторов не предотвратила экономический кризис.

Каждый день мы слышали с экранов телевизоров в эфире этих абсолютно ручных телеканалов про стабильность, которая нас всё и больше и больше окружает. Нам говорили, что в горах на Северном Кавказе бегает несколько десятком террористов, не больше.

Должен заметить, что совершенно то же самое (про несколько десятков террористов) мы слышали и в эфире абсолютно неручной радиостанции «Эхо Москвы.»

В Москве не было взрывов шесть лет, с 2004 года. Не было взрывов, и все эти шесть лет, да и на протяжении всех десяти лет нас упорно убеждали, в наши головы вдалбливали, вбивали ощущение, что войну с терроризмом г-н Путин выиграл. Старались как можно меньше говорить о том, что каждый день взрывают на Кавказе.

Нельзя ли цитаты и фамилии — кто именно и как убеждал и вдалбливал, что войну с терроризмом Путин выиграл? Я вот такого не припоминаю.

На фоне всего этого было очевидно, что вечно так продолжаться не может, и поэтому, на мой взгляд, в итоге эти взрывы, которые произошли в Москве в понедельник являются доказательством того, что вечно так продолжаться не могло.

Так почему же вы тогда не написали заявление в ФСБ, Тихон? Если вам все было очевидно — надо же было действовать! Или вы ждали доказательства, чтобы потом сказать: А я говорил! А?

Потом полное отсутствие продемонстрировало наше телевидение. Об этом много-много говорилось уже. В понедельник утром, когда мы все здесь работали, я сидел в нашей информационной комнате, где находится информационная служба, и там висит несколько телевизоров, по которым транслируются российские и западные телеканалы. Пока в эфире CNN в прямом эфире непрерывно, в прямом эфире live сообщалось о том, что происходит в Москве – корреспондент выходил с места событий, в студию приходили гости, – в это время у нас по российским каналам были какие-то очередные учения нетрадиционной медицине, а всё потому что в Кремле было решено тему терактов не педалировать.

Вам в Кремле сообщили, что там решили не педалировать? Тогда вы должны знать — кто решил, когда. Кто-то решил не педалировать с того момента, как теракт произошел до того момента, как про теракт на центральных каналах таки стали говорить (скажем, два часа)? Знаете ли вы, Тихон, что Первый канал сообщил о теракте в выпуске новостей в 8.30 утра? То есть, ровно в тот же момент, когда об этом сообщило «Эхо Москвы»? Между тем и это легко проверить.

Можно найти в Интернете фотографию из NEWSru одного из российских телеканалов, где висит бумажка не освещать это. Это очень хороший показатель, демонстрация отношения власти к собственному населению. Не все же заходят в Интернет утром, очень многие включают телевизор. Например, увидев, что происходит, человек не стал бы спускаться в метро просто. Хотя, впрочем, о каком отношении можно говорить, когда даже не был объявлен национальный траур.

Можно найти, да. Я вот нашел. Вот эта фотография:

skitched

На ней написано: «Не делаем анонсы по темам: Ингушетия, Дагестан и Чечна и вся внутренняя политика». Скажите, Тихон, вы выидите на этой картинке слова «не освещаем теракты в метро»? Нигде? А знаете, почему? Потому что их там нет. Здесь речь идет об АНОНСАХ (вы знаете, Тихон, что такое АНОНСЫ?). Разумеется, вставлять в анонсы совершенно неотличимые друг от друга сообщения о том, что в Ингушетии опять что-то взорвалось ни один нормальный редактор не станет. Как, например, не делают этого на «Эхо Москвы» (или приведите мне пример такого анонса).

И последнее, что мне хотелось сказать – сейчас уже будем включать телефон и слушать ваши звонки, – это, конечно, о реакции на случившееся. Потому что на фоне этой грозной риторики про канализацию и уничтожение, не было сказано ни одного столь же грозного и столь же жесткого слова про недопущение атак на мусульман, которые являются такими же гражданами России. И в итоге мы видели практически самосуд в метро.

Вы видели, Тихон? Своими глазами? На какой станции, какого числа, в какое время? Почему не написали заявление в прокуратуру? Впрочем, понятно, почему не написали — потому что не видели. Как никто не видел. Только фотографию девушки после исправления носовой перегородки в косметологической клинике все видели — а больше ни одного свидетельства «самосуда в метро» не было (если, конечно, не считать раскрученный «Эхом Москвы» звонок какого-то человека на радио).

Кроме того, еще одной реакцией был этот непонятный фестиваль, такой шабаш на Триумфальной площади, с плясками под лозунгом «Россия против террора». И наши российские политики, которые говорили абсолютно непонятные вещи. Одни намекают на связь журналиста Минкина и журналиста «Ведомостей» с боевиками. Другие говорят про раскачивание лодки и так далее. Ни одного какого-то правильного слова.

Правильное слово, Тихон, есть только одно. Это слово ХУЙ.

Вы, Тихон — безграмотный и невежественный болван, которому даже нельзя сказать «вон из профессии», потому что в этой профессии вас нет и никогда не было. Вы хуже Аркадия Мамонтова — тот хотя бы пытается найти доказательства своих фантазий. Вы же плевали на доказательства. Даже на видимость доказательств.

Я теперь всегда буду очень смеяться над словами Венедиктова: «У нас профессиональное радио.»

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.