Сначала надо залогиниться, идiотъ

Скважинная жидкость

Как пояснил судье подсудимый, нефть и скважинная жидкость — не одно и то же. Тем не менее, по словам экс-главы ЮКОСа, прокуроры продолжают упорно «путать» эти термины. Ходорковский обратил внимание суда на то, что из скважины добывается не нефть, а требующая переработки скважинная жидкость, состоящая из нефти, воды и примесей, что требует определенных затрат.
Отсюда

Что касается «скважинной жидкости» — это такой уже более специальный вопрос, и он неоднократно рассматривался. Но что же поделаешь, если в России мы действительно добываем не чистую нефть, а жидкость, в которой нефти всего 3 или 10%. Или в среднем по компании, если взять ЮКОС, — 30% нефти, остальное — вода, соль, металл и так далее. Это специфика наших месторождений. Вот то, что мы добываем, называется «скважинная жидкость», а потом, после различных технологических переделок, достаточно непростых, в рамках которых работают тысячи людей, огромные установки, уже получается чистая стандартная нефть, соответствующая требованиям ГОСТа, которую мы и сдаем в систему «Транснефти»
М.Б.Ходорковский, 2003 год

Я сейчас сорок минут просидел в гугле в надежде найти упоминания скважинной жидкости ВНЕ контекста юкоса. И таки нашел. Скважинная жидкость — это вообще жидкость в скважине. В любой. Вот ты буришь скважину — а в ней образуется жидкость. Это и правда не нефть и не вода (если скважина артезианская). Это, грубо говоря, говно.

Но почему же другие нефтяные компании не используют подобного термина? Вот я чего не понимаю. Почему «Юганскнефтегаз» называется Юганск НЕФТЕ газ, а не «Юганскскважиннаяжидкость»? Потому что «Юганскнефтегаз» добывает НЕФТЬ, а не скважинную жидкость. Ну хорошо, допустим, что ЮКОС покупал у «Юганскнефтегаза» (хотя я не понимаю, зачем надо покупать у собственной компании, ну да ладно) не нефть, а именно что скважинную жидкость, которую потом должен был очистить, нормализовать и все такое прочее. Где в таком случае ЮКОС осуществлял эту обработку скважинной жидкости? Кто-нибудь знает? Как-как вы говорите — в «Юганскнефтегазе»?! Понимаю. Теперь понимаю!

Допустим, есть молочная ферма. И эта молочная ферма производит молоко. То есть, доит корову, потом нормализует молоко по массовой доле жира (потому что разные коровы дают молоко разной жирности, а в магазине оно должно быть строго определенной), потом пастеризует его (чтобы сразу не кисло). И продает по десять копеек.

И вот молочную фирму покупает ЮКОС. К директору фермы приходит эффективный менеджер, красавец с благородными генами Михаил Борисович Ходорковский и говорит: А давайте не так будем делать. Давайте сделаем по-прозрачному. Ведь у нас самая прозрачная в России компания.

Ваши коровы дают не молоко. Они дают коровью жидкость. Ее надо нормализовать, пастеризовать — на это надо затратить ресурс. И только тогда это будет молоко. А пока это коровья жидкость — ей красная цена копейка.

Ну, директору молочной фирмы делать нечего — продавать на сторону он не может, ведь Михаил Борисович есть хозяин. Михаил Борисович покупает коровью жидкость за копейку на имя компании ЮКОС-ПУКОС Барбадос ЛТД, зарегистрированной на Луне. Никаких налогов, что вы — ведь он покупает не молоко, а, простите, не пойми что. И вот потом Михаил Борисович, не выходя из кабинета директора молочной фирмы говорит: А кстати! Давайте вы мне эту мою (мою!) коровью жидкость сами и обработаете. Нормализуете и пастеризуете. За работу заплачу вам копейку. Ну хорошо — две копейки. Я щедрый.

Директору опять же некуда деваться — надо же кормить коров и доярок. И он обрабатывает коровью жидкость Михаила Борисовича. Опять же — никаких налогов. Ведь это уже сырье Михаила Борисовича, то есть, извините, иностранной компании ЮКОС-ПУКОС Барбадос ЛТД, зарегистрированной на Луне. А молочная ферма просто выполняет работу по обработке.

И что мы имеем в прозрачнейшем результате? Правильно. Молочная ферма получила три копейки, государство получило хуй вместо налогов, а Михаил Борисович Ходорковский имеет молоко, которое продает по 10 копеек.

Кажется, в отношении алюминиевого производства это называлось «толлинг» и государство с ним нещадно боролось, причем эта борьба вовсе не вызывала всплеска правозащиты. Конечно, Дерипаску за толлинг не посадили — это, согласен, несправедливость.

То есть, если бы не прокуратура — было бы чем заняться Лехе Навальному.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.