Сначала надо залогиниться, идiотъ

Усталость возвращает интерес к жизни

Я, повторюсь, не хотел ничего писать про «Евровидение», но все же написал пост, а потом и на радио очень попросили сказать — поэтому я, собственно, и повторил на радио тот самый пост.

Сюда выкладываю для проформы.

Конкурс «Евровидение» в очередной раз доказал свою непредсказуемость. Нет, я не про провал Петра Налича — он-то как раз был предсказуем. Непредсказуема была победа такой артистки, как 19-летняя немка Лена Майер-Ландрут. И дело даже не в том, что Германия побеждала в «Евровидении» всего один раз за всю историю конкурса. И не в том, что все последние годы побеждали только славянские страны, а если даже не страны — то все равно славянские артисты.

Дело в том, что все последние годы мы видели, как «Евровидение» профессионализируется. Казалось, что этот конкурс уже никогда не будет прежним — теперь даже с такой безнадежной песней, как наша Lost and forgotten на конкурс должен ехать такой профессиональный артист, как Налич. И участие профессионального жюри в голосовании наряду со зрителями, кажется, подтверждало этот тезис. Как и прошлогодний уровень конкурса в Москве, который, видимо, уже никогда никто не превзойдет.

Но вот на сцену вышла не профессиональная певица, а простая немецкая девчонка, пусть и из семьи высокопоставленного дипломата — но все же простая девчонка. Она никакая не красавица, она плохо пела, стеснялась, была одета в простое короткое черное платье и черные колготки — то есть, хоть и по-женски безупречно, но очень банально. Она спела какую-то совершенно дурацкую песню — но после ее выступления хотелось, чтобы она никуда не уходила и продолжала бы петь такие же дурацкие песни.

Потому что в этой простой немецкой девочке было столько жизни, сколько ее не было во всех остальных артистах «Евровидения» вместе взятых. С этой девочкой хотелось немедленно пойти выпить пива, поболтать о каких-нибудь глупостях, приударить за ней. С ней хотелось остаться.

И вдруг оказалось, что эта девичья непосредственность вчерашней школьницы для уставшей от экономических проблем Европы гораздо важнее, чем профессионализм, качество музыкального материала и сногсшибательный номер.

Такое вряд ли повторится в будущем, но этот вот конкретный момент хочется прочувствовать и запомнить. После грандиозного московского зрелища в прошлом году «Евровидение-2010» не вызывало практически никакого интереса у прессы. Все просто устали от этой огромной машины, производящей один час острых эмоций во время голосования — и более ничего. Все устали от «Евровидения», от экономического кризиса, от работы, от продюсерской музыки, от индустриального телевидения.

И как американская певица Lady Gaga вернула в мировую поп-музыку безудержное безумие восьмидесятых, так юная немецкая девочка Лена Майер-Ландрут в ночь на 30 мая, пусть ненадолго, но вернула в европейскую музыку так не хватавшую ей частичку простой человеческой жизни. Утраченную в том числе и по вине конкурса «Евровидение.»

Прочувствуйте и запомните этот момент.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.