Архив за деньиюня 11, 2010

Свидетели партизанов

Пятница, июня 11, 2010

из почты:

как очевидец рассказываю.

бронетехники на улицах и дорогах города не было (ну хз че вам там по ТВ показывали, я во Влад два раза ездил на днях – только пару каких-то МВДшных транспортов видел). спецвойска на перекрестках стояли – все такие в бронежилетах и с оружием. вертолеты летали – даже ночью. ГАИ не беспредельничали – нас двух “пацанов” в джипе не останавливали вообще ни разу за неделю – видать не та ориентировка :) пробки под Владивостоком – они уже как с год, как начали АТЭС строить – так что фуйня претензия. сегодня в городе кого-то ловили в центре, застрелили даже вроде – бонус местным МВД. все ругаются на пробки и проверки на дорогах – ибо лето и жарко стоять. ибо море началось.

по большому счету всем насрать на уголовное быдло которое кого-то где-то в тайге завалило. с телевизора смеются – как нам мОськва юморная страна, так и им походу мы, с их репортажами “с мест”.

привет из Уссурийска, города где убили прямо в центре последнего из “приморских партизан”, ибо нехуй. извините не наблюдал лично процесс – ел шашлыки с пивом :)

Еврей и людоеды

Пятница, июня 11, 2010

Найдено в ходе эфира на сайте стихи.ру в разделе «гражданская лирика».

Елена Элентух

Еврей и людоеды

В тёмных мангровых болотах жило племя людоедов
Поклонялись крокодилам, занимались колдовством
Донимали племя беды: мор и голод нестерпимый,
Так как съели всех соседей, кто не связан был родством.

Отощавшие селяне, кто с куренком, кто с бананом,
Обращаются к шаману, в голос воют, бьют челом.
Мол, шамань, браток, скорее, а не то все передохнем,
Подгони еду жирнее и поболее числом.

Где же взять еду в болоте? Крокодилов есть не гоже.
Надо бы подсуетиться, а не то погибнет род.
Может к богу обратиться? Бог он добрый, всем поможет.
Раз еды в болотах нету, значит, с неба упадёт

Час шаманит, два шаманит, весь трясётся и потеет.
Съел курёнка и бананы, страшным голосом поёт.
Племя ждет, почти не дышит и с надеждой смотрит в небо.
Вдруг, глядят, и в самом деле появился самолёт.

Появился, загорелся, задымил и сразу падать.
Мужики схватили копья и за ужином бегом.
Будет жареное мясо, или может быть, жаркое,
Или может быть добудут человечину живьём.

Так и вышло, бог услышал, зацепились за деревья:
Англичанин, пьяный русский и какой-то там еврей.
Всех их сняли, повязали и в деревню притащили,
И велят покорным бабам разжигать костёр скорей.

Вот котёл уже забулькал, в нем морковка и петрушка.
Помешал шаман дубинкой, стал «Вегету» добавлять,
А потом решил, что надо проявить к «еде» гуманность
И позволить напоследок им желанье загадать.

Англичанин, заикаясь, попросил стаканчик чая.
Русский, так и не трезвея, попросил ещё глоток.
А еврей, такой зараза, вдруг к шаману подкатился
Говорит: » А мне, пожалуй, дай, старик, под зад пинок».

Англичанин, выпив чаю, из котла глядит с тоскою.
Русский тяпнул и с разбегу за закускою нырнул.
От пинка еврей-зараза отлетел в конец болота,
А поднялся с автоматом, типа «как я обманул?»

Постреляв всех людоедов без обиды и без злости,
«Узи» уронил на землю и еврейский вытер нос.
Изумлённый англичанин, ох—ший трезвый русский,
Отряхнув куски моркови, задают ему вопрос.

«Отчего скажи, зараза, ты прикинулся овечкой,
Почему просил шамана дать пинок , а нас не спас?»
И еврей им так ответил (тут кончаются все рифмы)-
«ЧТО БЫ У ВАС НЕ БЫЛО ПОВОДА ОБВИНИТЬ ИЗРАИЛЬ
В НЕСАНКЦИОНИРОВАННОЙ ЖЕСТОКОСТИ»

Отсюда

Таки еврейский вопрос

Пятница, июня 11, 2010

Одна из старейших и авторитетнейших журналисток США, 89-летняя Хелен Томас была вынуждена уйти на пенсию после того, как посоветовала израильтянам убираться вон из Палестины. Раньше нам рассказывали, что свобода одного американца заканчивается там, где начинается свобода другого. Теперь мы точно знаем, что свобода американца заканчивается тогда, где начинается слово «Израиль».

Я прекрасно помню, как лет в 12 или 13, с удовольствием слушая пластинку «Танго Оскара Строка в исполнении Иосифа Кобзона», спросил у папы: «А что это за фамилия такая странная — Кобзон, а?» И папа ответил мне: «А он, наверное, ингуш.» И правда — тогда Иосиф Давыдович был Заслуженным артистом Чечено-Ингушской АССР. А потом помню собрание класса, на котором классная руководительница в присутствии завуча по обшим вопросам пыталась выяснить — кто из моих одноклассников (вы уж простите мне повторение слова «класс» три раза за одно предложение), так вот — кто из моих одноклассников написал напротив фамилии одного из учеников в классном (четвертый раз!) журнале слово «еврей.» Я учился тогда уже в восьмом классе, но понятия не имел, что это такое — еврей. И мне казалось, что раз уж по-поводу этой надписи устроено такое разбирательство, а взрослые никогда не упоминают этого слова, то оно наверняка представляет собой какое-то редкостное ругательство.

Потом наступила перестройка, я переехал в Москву, и вдруг оказалось, что еврей — это национальность (хотя даже понятие «национальность» для меня было новым), и что вокруг меня в моих родных Апатитах было полным полно этих самых евреев, которые вдруг все как один кинулись уезжать в Израиль, благо это стало возможно. А поскольку Апатиты состояли в основном из ленинградцев, а в Ленинграде израильского консульства не было — то эти самые внезапно открывшиеся евреи моего детства уезжали на свою историческую родину через меня. То есть, они приезжали в Москву за визами, а жили у меня на квартире. Но, признаюсь, даже тогда меня не очень интересовала природа этого понятия — еврей. Ну хотят они ехать — и едут. Почему не помочь?

Потом, уже в двадцать, у меня была девушка, в отношении которой я питал самые что ни на есть серьезные намерения. Ее звали Таня, мама ее была немка, а папа у нее был еврей. Сама Таня при этом по паспорту была русская, но тоже подумывала об эмиграции. Только никак не могла выбрать, куда — в Германию или в Израиль. Старший брат Тани жил в Израиле, однажды он приехал оттуда в гости и рассказал мне, какие у него были проблемы при поступлении в институт в семидесятых, когда евреев старались не брать. Это несколько приоткрыло мне глаза на как бы несуществование слова «еврей» в бытовом обиходе моего родного города и школы, где я учился.

С Таней у нас, в силу молодости, семьи не получилось. А потом уехавшие одноклассники стали возвращаться назад, потому что в Израиле, как выяснилось, было ничем не лучше, чем в России, а во многом даже и хуже. А возвращаясь, они рассказывали мне об ужасных арабах, которые совершенно недостойны жизни на этой Земле. Мы спорили за водкой до хрипоты. Я кричал, что все люди одинаковы, что оспаривать права на землю, где твоего народа не было на протяжении многих столетий — безумие. Мои друзья-евреи кричали мне в ответ, что можно дискутировать о людях, но арабы — не люди, поэтому о них дискуссия невозможна.

Все это могло бы быть невинной иллюстрацией к нашей глупой и беззаботной юности, но ведь почти девяностолетняя Хелен Томас — не юная и беззаботная балда. Она — один из столпов американской журналистики, а американская журналистика, как бы мне не хотелось злопыхать на эту тему, одна из самых мощных и развитых в мире. И если я, скрепя сердце, мог соглашаться с тем, что у немцев или австрийцев есть внутренние причины уголовно преследовать людей, которые сомневаются в абсолютности Холокоста — то произошедшее на днях в США я никоим образом понять не могу. Первая поправка послана к черту. Можно говорить все, что угодно, можно поносить собственных президентов (как это не раз делала Хелен Томас), можно быть расистом и фашистом, вешать на домах флаги со свастикой, надевать белые колпаки и жечь кресты во полях — но ни в коем случае нельзя говорить плохо даже не про евреев, нет — про жителей государства Израиль.

Этот удивительный парадокс не перестает меня занимать. Существует термин «антисемитизм», и обвинение в антисемитизме — одно из самых тяжелых моральных обвинений практически во всем мире. Антисемитизм — что-то вроде педофилии. Вещь совершенно постыдная и невозможная. И возразить против этого нечего: да, высказывать ненависть на национальной почве — пошлятина. Все те, кто против евреев — пошлые люди, которые ищут простые ответы на сложные социально-политические вопросы. И я с этим совершенно согласен.

Но как насчет других национальностей? Хелен Томас на вопрос о государстве Израиль ответила: «Пусть ОНИ убираются вон из Палестины.» Она даже не произнесла слова «евреи», но если бы произнесла — было бы, наверняка, только хуже. Нет, ну вы только представьте себе: «Пусть евреи убираются вон!» Антисемитизм! Нацизм! Невозможно!

А теперь произнесите про себя фразы: «Пусть русские убираются вон (например — из Южной Осетии)!» Или так: «Пусть французы убираются вон (например, из Алжира).» Та ладно там русские и французы — представьте себе фразу «Пусть американцы убираются вон!» Из Ирака, из Афганистана, откуда угодно — но пусть американцы убираются вон. Скажите мне, пожалуйста, в этом есть признаки нацизма и геноцида? Вроде бы нет. А в призыве: «Пусть евреи убираются вон» такие признаки вроде бы есть. Так что же у нас получается? Евреи, скажем так, более равны, нежели остальные?

И тут на сцену выходит, скажем, Евгения Марковна Альбац и напоминает нам про Холокост. Шесть миллионов евреев погибли только за то, что они были евреями — и одно это дает евреям право быть равнее. И я с Евгенией Марковной готов согласиться — такая жертва действительно дает моральное право на многое.
Да, вместе с евреями в газовых камерах фашисты убивали цыган. Да, хорваты кривым ножами резали сербов. Но — масштабы не те.

Но вот, например, в африканской стране Руанде не далее как 16 лет назад почти миллион человек народности тутси был убит представителями ничем от ней не отличавшейся народности хуту. И что же, разве у народности тутси нет права быть равнее, чем хуту? И разве классическая картина Сидни Поллака «Тутси» с Дастином Хоффманом признана антитутсианской и издевательской? Нет. Нету термина «антитутсианизм». Нет термина «антицыганизм». Нет термина «антиармянизм».

Геноцид армян (по-поводу которого, вообще-то, и был введен термин «геноцид») — еще один показательный пример. Факт признания этого геноцида до сих пор является предметом международного политического торга. Торг этот достаточно успешен — к армянам уже сейчас возникает достаточно мало вопросов. Евреи убили десяток турков на корабле — это повод для большого скандала. А тот факт, что по результатам переписи 2005-го года в армянской Нагорно-Карабахской республике проживало 6 (шесть!) азербайджанцев — это вообще не повод ни для чего. Никто не замечает.

Поверьте, в этой моей колонке нет ни слова за или против той или иной народности или национальности. Именно для обоснования этого постулата я и привел историю своего личного познания слова «еврей» — я просто не знал, что это, до самого окончания школьного возраста. Меня лично это не интересовало, а насильно никто не рассказывал. И, я надеюсь, ни одного нормального человека подобные вопросы интересовать не должны — кто еврей, кто русский, кто тутси, а кто армянин или азербайджанец. В этом смысле я подобен герою «Золотого теленка» — я считаю, что евреи в СССР может и есть, но еврейского вопроса в СССР — нет.

Но просвещенное общественное мнение считает иначе. Да, все знают, что большинство участников русской революции были евреи — но констатировать это нельзя. Почему? Ведь это как минимум интересно! Почему именно евреи? Почему не русские? Почему не татары? Нельзя! Потому что антисемитизм.

А совершенно нормальное выражение личной позиции матриарха американской журналистики Хелен Томас вызывает скандал, приводящий в ее уходу на пенсию.

Мне кажется, что это как-то нечестно.
GZT.RU

Предвкушаю бурление говн.

Об исчислении денег

Пятница, июня 11, 2010

Бывают министерства, которые вообще непонятно для чего существуют. А бывают министерства, которые занимаются делом. Министерство промышленности и торговли — из последних. Всего за две недели в этом министерстве создали закон, без которого наша жизнь была пуста и уныла.

Закон называется «Об исчислении времени.» Цитирую статью номер один:

«Целями настоящего Закона являются:

1) установление правовых основ исчисления времени в Российской Федерации;

2) обеспечение потребности граждан, общества и государства в достоверной информации о времени и дате;

3) защита прав и законных интересов граждан и государства от отрицательных последствий недостоверной информации о времени и дате.»

Ну, теперь заживем! Если теперь какой-нибудь уличный шутник на вопрос «Который час?» возьмет и наврет вам — сразу же тащите его в милицию. Потому что сообщение недостоверной информации о времени теперь — нарушение законодательства. И опасайтесь случайно сказать «Добрый день!» вместо «Доброе утро!»

Закон определяет несколько важных понятий. Например, статья 2, пункт 21: «Час — интервал времени продолжительностью 60 минут». Справедливо.

Кроме того, время теперь нельзя приватизировать. Цитирую из статьи 11: «Государственные эталоны времени являются собственностью Российской Федерации.» Впрочем, чтобы к этому положению нельзя было подкопаться, сейчас законопроект «Об исчислении времени» проходит антикоррупционную проверку. А то мало ли какому коррупционеру придет в голову изменить ход времени и получить из этого очевидную прибыль.

Вот вы наверное опять думаете, что это я тут издеваюсь. И у вас есть аргументы в защиту этого законопроекта. Так поверьте — я ничего не имею против собственно законопроекта. У меня, как обычно, вопросы по процедуре. В Минпромторге сказали, что создание этого законопроекта заняло две недели и стоило 18 миллионов рублей. Вот я и считаю. 18 миллионов рублей за 14 дней — это больше миллиона рублей в день. В один из этих дней в законе появились упомянутая мной выше фраза про час, а кроме нее — перечисление названий месяцев с количеством дней в них, определение понятия «полночь» и совершенно прекрасное предложение, цитирую: «исчисление времени – деятельность по определению численных значений времени с установленной точностью.» Конец цитаты.

Больше миллиона рублей в день за описание очевидного.

Нет, не ту профессию я выбрал себе. Надо было становиться законописателем.

Славик Штуцер

Пятница, июня 11, 2010

Уважаемые читатели!

К сожалению, Савик Шустер, с пресс-службой которого были достигнуты договоренности о проведении онлайн-конференции на нашем сайте и которому были переданы ваши вопросы, не нашел времени для ответа на них. Редакция «Ленты.ру» не считает возможным тянуть ожидание дальше и отменяет конференцию. Приносим наши извинения всем, кого заинтересовала данная тема и кто прислал свои вопросы к Савику Шустеру.
Отсюда

Готовность

Пятница, июня 11, 2010

NewImage.jpg

Отсюда