Сначала надо залогиниться, идiотъ

Таки еврейский вопрос

Одна из старейших и авторитетнейших журналисток США, 89-летняя Хелен Томас была вынуждена уйти на пенсию после того, как посоветовала израильтянам убираться вон из Палестины. Раньше нам рассказывали, что свобода одного американца заканчивается там, где начинается свобода другого. Теперь мы точно знаем, что свобода американца заканчивается тогда, где начинается слово «Израиль».

Я прекрасно помню, как лет в 12 или 13, с удовольствием слушая пластинку «Танго Оскара Строка в исполнении Иосифа Кобзона», спросил у папы: «А что это за фамилия такая странная — Кобзон, а?» И папа ответил мне: «А он, наверное, ингуш.» И правда — тогда Иосиф Давыдович был Заслуженным артистом Чечено-Ингушской АССР. А потом помню собрание класса, на котором классная руководительница в присутствии завуча по обшим вопросам пыталась выяснить — кто из моих одноклассников (вы уж простите мне повторение слова «класс» три раза за одно предложение), так вот — кто из моих одноклассников написал напротив фамилии одного из учеников в классном (четвертый раз!) журнале слово «еврей.» Я учился тогда уже в восьмом классе, но понятия не имел, что это такое — еврей. И мне казалось, что раз уж по-поводу этой надписи устроено такое разбирательство, а взрослые никогда не упоминают этого слова, то оно наверняка представляет собой какое-то редкостное ругательство.

Потом наступила перестройка, я переехал в Москву, и вдруг оказалось, что еврей — это национальность (хотя даже понятие «национальность» для меня было новым), и что вокруг меня в моих родных Апатитах было полным полно этих самых евреев, которые вдруг все как один кинулись уезжать в Израиль, благо это стало возможно. А поскольку Апатиты состояли в основном из ленинградцев, а в Ленинграде израильского консульства не было — то эти самые внезапно открывшиеся евреи моего детства уезжали на свою историческую родину через меня. То есть, они приезжали в Москву за визами, а жили у меня на квартире. Но, признаюсь, даже тогда меня не очень интересовала природа этого понятия — еврей. Ну хотят они ехать — и едут. Почему не помочь?

Потом, уже в двадцать, у меня была девушка, в отношении которой я питал самые что ни на есть серьезные намерения. Ее звали Таня, мама ее была немка, а папа у нее был еврей. Сама Таня при этом по паспорту была русская, но тоже подумывала об эмиграции. Только никак не могла выбрать, куда — в Германию или в Израиль. Старший брат Тани жил в Израиле, однажды он приехал оттуда в гости и рассказал мне, какие у него были проблемы при поступлении в институт в семидесятых, когда евреев старались не брать. Это несколько приоткрыло мне глаза на как бы несуществование слова «еврей» в бытовом обиходе моего родного города и школы, где я учился.

С Таней у нас, в силу молодости, семьи не получилось. А потом уехавшие одноклассники стали возвращаться назад, потому что в Израиле, как выяснилось, было ничем не лучше, чем в России, а во многом даже и хуже. А возвращаясь, они рассказывали мне об ужасных арабах, которые совершенно недостойны жизни на этой Земле. Мы спорили за водкой до хрипоты. Я кричал, что все люди одинаковы, что оспаривать права на землю, где твоего народа не было на протяжении многих столетий — безумие. Мои друзья-евреи кричали мне в ответ, что можно дискутировать о людях, но арабы — не люди, поэтому о них дискуссия невозможна.

Все это могло бы быть невинной иллюстрацией к нашей глупой и беззаботной юности, но ведь почти девяностолетняя Хелен Томас — не юная и беззаботная балда. Она — один из столпов американской журналистики, а американская журналистика, как бы мне не хотелось злопыхать на эту тему, одна из самых мощных и развитых в мире. И если я, скрепя сердце, мог соглашаться с тем, что у немцев или австрийцев есть внутренние причины уголовно преследовать людей, которые сомневаются в абсолютности Холокоста — то произошедшее на днях в США я никоим образом понять не могу. Первая поправка послана к черту. Можно говорить все, что угодно, можно поносить собственных президентов (как это не раз делала Хелен Томас), можно быть расистом и фашистом, вешать на домах флаги со свастикой, надевать белые колпаки и жечь кресты во полях — но ни в коем случае нельзя говорить плохо даже не про евреев, нет — про жителей государства Израиль.

Этот удивительный парадокс не перестает меня занимать. Существует термин «антисемитизм», и обвинение в антисемитизме — одно из самых тяжелых моральных обвинений практически во всем мире. Антисемитизм — что-то вроде педофилии. Вещь совершенно постыдная и невозможная. И возразить против этого нечего: да, высказывать ненависть на национальной почве — пошлятина. Все те, кто против евреев — пошлые люди, которые ищут простые ответы на сложные социально-политические вопросы. И я с этим совершенно согласен.

Но как насчет других национальностей? Хелен Томас на вопрос о государстве Израиль ответила: «Пусть ОНИ убираются вон из Палестины.» Она даже не произнесла слова «евреи», но если бы произнесла — было бы, наверняка, только хуже. Нет, ну вы только представьте себе: «Пусть евреи убираются вон!» Антисемитизм! Нацизм! Невозможно!

А теперь произнесите про себя фразы: «Пусть русские убираются вон (например — из Южной Осетии)!» Или так: «Пусть французы убираются вон (например, из Алжира).» Та ладно там русские и французы — представьте себе фразу «Пусть американцы убираются вон!» Из Ирака, из Афганистана, откуда угодно — но пусть американцы убираются вон. Скажите мне, пожалуйста, в этом есть признаки нацизма и геноцида? Вроде бы нет. А в призыве: «Пусть евреи убираются вон» такие признаки вроде бы есть. Так что же у нас получается? Евреи, скажем так, более равны, нежели остальные?

И тут на сцену выходит, скажем, Евгения Марковна Альбац и напоминает нам про Холокост. Шесть миллионов евреев погибли только за то, что они были евреями — и одно это дает евреям право быть равнее. И я с Евгенией Марковной готов согласиться — такая жертва действительно дает моральное право на многое.
Да, вместе с евреями в газовых камерах фашисты убивали цыган. Да, хорваты кривым ножами резали сербов. Но — масштабы не те.

Но вот, например, в африканской стране Руанде не далее как 16 лет назад почти миллион человек народности тутси был убит представителями ничем от ней не отличавшейся народности хуту. И что же, разве у народности тутси нет права быть равнее, чем хуту? И разве классическая картина Сидни Поллака «Тутси» с Дастином Хоффманом признана антитутсианской и издевательской? Нет. Нету термина «антитутсианизм». Нет термина «антицыганизм». Нет термина «антиармянизм».

Геноцид армян (по-поводу которого, вообще-то, и был введен термин «геноцид») — еще один показательный пример. Факт признания этого геноцида до сих пор является предметом международного политического торга. Торг этот достаточно успешен — к армянам уже сейчас возникает достаточно мало вопросов. Евреи убили десяток турков на корабле — это повод для большого скандала. А тот факт, что по результатам переписи 2005-го года в армянской Нагорно-Карабахской республике проживало 6 (шесть!) азербайджанцев — это вообще не повод ни для чего. Никто не замечает.

Поверьте, в этой моей колонке нет ни слова за или против той или иной народности или национальности. Именно для обоснования этого постулата я и привел историю своего личного познания слова «еврей» — я просто не знал, что это, до самого окончания школьного возраста. Меня лично это не интересовало, а насильно никто не рассказывал. И, я надеюсь, ни одного нормального человека подобные вопросы интересовать не должны — кто еврей, кто русский, кто тутси, а кто армянин или азербайджанец. В этом смысле я подобен герою «Золотого теленка» — я считаю, что евреи в СССР может и есть, но еврейского вопроса в СССР — нет.

Но просвещенное общественное мнение считает иначе. Да, все знают, что большинство участников русской революции были евреи — но констатировать это нельзя. Почему? Ведь это как минимум интересно! Почему именно евреи? Почему не русские? Почему не татары? Нельзя! Потому что антисемитизм.

А совершенно нормальное выражение личной позиции матриарха американской журналистики Хелен Томас вызывает скандал, приводящий в ее уходу на пенсию.

Мне кажется, что это как-то нечестно.
GZT.RU

Предвкушаю бурление говн.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.