Сначала надо залогиниться, идiотъ

Back in USSR

Я, как вы, наверное, заметили, человек любопытный. Мне всё-всё интересно. Ну, пожалуй, кроме футбола. Футбол — это мне совершенно неинтересно. А вот программа новой политической партии — это да. Тем более если это партия Эдуарда Лимонова.

Ну сами судите — Эдуард Лимонов. Не трусливый зануда Касьянов, не болтун и мажор Немцов, даже не упрямый карьерист Яшин. А сам Эдуард Лимонов! Панк, тоталитарист, собиратель оружия и дамский угодник. Недурной, кстати, писатель — поверьте мне, я в этом чуть-чуть понимаю.

Когда двадцать лет назад Лимонов вернулся из эмиграции, я искренне радовался. В моем тогдашнем юношеском сознании Лимонов был таким же, как Виктор Ерофеев и Владимир Сорокин. Даже где-то таким же, как Венедикт Ерофеев. Я тогда не мог и предположить, что Виктор Ерофеев сойдет на нет, Владимир Сорокин заменит мне Пушкина, а Венедикт Ерофеев станет святым. Не мог предположить, потому что всему этому еще предстояло произойти в будущем. А вот Лимонов метнулся в политику сразу же по возвращению. То есть приехал вроде как писатель Лимонов — а наутро он уже глядь — и никакой не писатель, а вовсе даже политик, причем какой-то сумасшедший политик. Поначалу его «политика» казалась мне даже не политикой, а некоей культурологической хирургией, вроде исследований Сергея Курехина. Впрочем, мне тогда и передовицы Проханова казались такой же культурологической хирургией. А оказалось, что Проханов — это серьезно.

В общем, счастливое это было время — с лета 91-го по осень 93-го. Два года сплошной оранжевой революции. Политика как искусство и искусство как политика. Полный бардак, нищета и иллюзия скорого апокалипсиса.

А потом все заняли собственные места. Проханов — своё. Сорокин — своё. А Лимонов — своё. Партия, которую нельзя называть, какая-то мутная история с оружием и заключение — всё это было как-то кирзово. Как-то как с Баркашовым, например. Ну то есть — поэзии в этом никакой не было. В этом была только потная вонь портянок и подвальная сырость. Когда Инга фон Кремер впоследствии описывала мне лимоновский бункер — это в точности совпало с моими ожиданиями. Именно так — сырость, вши, тотальное предательство и потная вонь.

И вдруг случилось удивительное превращение. Вонючую партию запретили — и Лимонов вдруг стал гламурным аристократом. Он стал приходить на радиостанции и рассуждать о русском пути, об истинной демократии и цензуре. Он стал похож на Кису Воробьянинова — такой же гигант мысли и отец русской демократии. Такой же вздорный старик.

И закончилось это превращение волка в котика совершенно позорно — Лимонов вошел в коалицию «Другая Россия». То есть здесь важно не то, как называла себя коалиция, а именно то, что Лимонов (Лимонов! Панк, потенциальный террорист, вождь!) вошел в коалицию. Вы можете представить себе вождя в политической коалиции? Я — не могу. Вождь — он один. А в коалиции вождей быть не может. И так Лимонов перестал быть вождем.

Я был страшно разочарован. Политический ландшафт должен быть многообразен. Он должен быть полон, этот ландшафт. На нем обязательно должны произрастать и деревянные спикеры, и диковатые, но одомашненные крикуны, и старомодные красные гвоздики. И обязательно сорняки! Лимонов был таким сорняком. Он лез, а его пололи. Его пололи, а он лез. А потом сорняку надоело лезть и он распустился цветком. Тьфу! Кроме Проханова ни одного политического панка в стране не осталось.

Но вот внезапно Лимонову надоело цвести. То ли Катя Му-Му на него так повлияла, то ли сорняковое взяло свое. Но Лимонов послал своих соратников по коалиции, стырил название и объявил о создании политической партии «Другая Россия».

Ну, подумал я, теперь будет круто! К черту сопливую демократию! Да, смерть! Сталин, Берия, Гулаг! Политические убийства, Ку-клукс-клан и висящие на фонарных столбах коллаборционисты! Горящие рублевские особняки и реквизированные церковные ценности!

И вот я со сладостным предвкушением открываю «Российскую газету», которая в соответствии с федеральным законодательством обязана была опубликовать программу новой партии. И надеюсь прочитать там про массовую депортацию представителей нетитульных наций, полном запрете православия и введении всеобщей воинской повинности сроком на 25 лет.

И что же? Читаем.

«Вся деятельность партии «Другая Россия» будет направлена на обеспечение и улучшение благосостояния российского народа, обеспечение его гражданских и политических прав и обеспечение его безопасности. Партия клянется народу в том, что будет преследовать интересы как большинства населения, так и его отдельных групп, в сочетании со строжайшим соблюдением прав человека.»

Чиво?! Что это за филоза?! Ну ладно, может быть это просто преамбула. И дальше начнется настоящий Лимонов.

Читаю.

«Проведем решительную демократизацию страны и всех институций государства. Дебюрократизируем государство. Обеспечим регулярную сменяемость высшей власти, уничтожим незаконную традицию преемничества. Восстановим политическую жизнь в стране.»

Бла-бла-бла. Я бы вместо этого просто взял и написал: «Мы обещаем сделать вам лучше.» Такая же бессмысленная и популистская фраза. Нет, не этого я ожидал от Лимонова.

Но дальше, наконец, появились подробности. Но какие! У меня при их чтении сначала заболели глаза, а потом — зубы. Знаете, что предлагает Эдуард Лимонов? Крутой Лимонов, в 70 лет не моргнув глазом трахающий агентш ФСБ? Лимонов, который за свои взгляды сидел?

А вот что:

Национализацию сырьевых отраслей. Национализацию строительного бизнеса. Контроль цен. Распределение жилья. Крупные сельхозпроизводители с налоговыми льготами (то есть — колхозы). Закрытие импорта. Налог на роскошь и освобождение от налогов для бедных (читай — для бездельников).

Ну и в качестве мобилизационного проекта — столица в Южной Сибири.

Понимаете?

Если пока не понимаете, вот вам еще, цитирую: «Осуществим набор новых людей в элиту. Набор будет идти из молодежи, провинциалов, из членов оппозиционных организаций.»

Набор в элиту, ааа! Ленинский призыв!

Эдуард Лимонов, крутой Эдуард Лимонов, который всегда был символом радикализма и политического цинизма предлагает нам… СССР.

Ну то есть буквально — с «прочным союзом народов», с бесплатным высшим образованием и мягким уголовным кодексом.

А я-то всё это время думал — какая такая она могла бы быть, эта самая «Другая Россия»?

А теперь так получается, что «Другая Россия» — это сейчас. А то, что нам предлагают — это банальное возвращение в тоскливые тридцатые годы.

Эдуард Вениаминович, поберегитесь! Геннадий Андреич взревнует!

А там и за волосы, глядишь, оттаскает.
ВЗГЛЯД, по каким-то таинственным причинам переименовавший Back in USSR в Назад в СССР.

И пара писем на тему:

Не стыдно быть рупором едросов и лизать жопу власти. ведь от статей за километр несет заказом медвепута.


Ольга Шарохина.

И второе:

Об Эдичке шкодливом и имперском Проханове.
Большое удовольствие получил от статьи. Спасибо!

Leonid

Срите.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.