Архив за деньавгуста 23, 2010

В поисках сюжета для новой песни

Понедельник, августа 23, 2010

NewImage.jpg

Он!

Понедельник, августа 23, 2010

Какая гениальная фотография!!! ААА!!!!!!!!!!

NewImage.jpg

Отсюда

Просто праздник какой-то!

NewImage.jpg

А?

NewImage.jpg

прекрасный, прекрасный!

Поехать подпеть

Понедельник, августа 23, 2010

Наконец, важная тема — политическая и общественная деятельность Боно и его коллег. Проще говоря, нужно ли было прямо по ходу интервью сказать: «А знаешь, вот прямо сейчас, в этом же городе, на митинге один такой типа тебя, только местный, поет под гитару без микрофона против того, чтобы вырубали леса, и вообще по то, что все не так, как надо. Не хочешь ли сорваться сейчас и поехать подпеть, продемонстрировав таким образом свой хваленый активизм?»
Борис Барабанов

Хахаха! А ведь Боря наверняка не читал моей вчерашней шутки.

Собачья смерть

Понедельник, августа 23, 2010

Следственные органы возбудили уголовное дело в отношении москвича, подозреваемого в расправе над дворнягой, которая на улице испугала его сына, сообщил в понедельник РИА Новости представитель пресс-группы УВД по ЮАО Москвы Валерий Бузовкин, не уточнив дату происшествия. По его словам, мужчину подозревают в том, что он на улице Бехтерева у дома 41 поймал бездомного пса и на глазах у детей перерезал ему горло.
Отсюда

Пиздец какой. Человек защитил своего ребенка от бездомной твари. И теперь на него завели уголовное дело.

Мир вообще охуел.

Илья Барабанов разоблачает высокий уровень коррупции в России

Понедельник, августа 23, 2010

Чичваркина мы запретили, репрессировали и изгнали из эфира РСН таким вот способом:
В пятницу шеф информслужбы Марат Берёзов с отчаянием на лице сказал, что Чичваркину очень трудно дозваниваться. Он в рубрике специальной делал свой еженедельный комментарий. Но,- по словам Марата,- появлялся на связи не раньше 6 вечера по Москве, не позволял по времени верстаться, не позволял монтировать — а его обвинения правительства были нашим монтажом — Евгений не то, чтобы правильная sound bite machine — нуждается в монтаже.

Я сказал: Нет ли у вас впечатления, что Евгений устаал от нас?
Позвоните Чичваркину, спросите — если его достало всё это, то мы станем звонить ему как эксперту, но не регулярно.
Что надоедать человеку?
Я также сказал Марату, что, если Чичваркин откажется от еженедельной рубрики, то надо будет как минимум в 2 раза увеличить его присутствие в эфире. То есть, звонить ему по любому поводу вначале — компенсировать отсутствие рубрики.

Чичваркин поговорил с моим сотрудником, сел и написал мгновенно в блоге, что его закрыли зловещие силы — расплата за смелость антиправительственных комментариев.

Потом демократическая пресса перепечатала эту горькую новость — было приятно, что о нас так много говорят. Я чувствовал себя реакционером и упивался этим. А как же — защитник Трона и совершеннейший Победоносцев!
Чичваркин, понятное дело, был счастлив не меньше моего — жертва реакции, ангел света и всякое такое.

Профессиональное: никто из демпрессы не позвонил мне. Никто. Они просто сказали, что я запретил. Такие дела. Ровно также эти увлечённые партийностью «профессионалы» работали и в 1999 году. Поколение сменилось, а школа жива.

Сергей Доренко

Тут Барабанову по протекции Альбац дали какую-то премию, «которую раньше никогда не вручали русскому журналисту» (а вручается эта премия

Так вот Альбац пишет про эту премию:

Премией Питера Маклера награждаются журналисты, которые борются за смелое и этичное освещение новостей в странах, где свобода прессы либо не гарантируется, либо не признается. Фирменным журналистским стилем Питера Маклера были честность, страсть и бесконечное желание правильно сообщить новость.
Отсюда

Понимаете? ПРАВИЛЬНО сообщить новость! Не ДОСТОВЕРНО, а ПРАВИЛЬНО. Ну приблизительно также, как это делают Альбац и Барабанов.

И те, кто сообщал о том, как кровавый режим запретил эфиры Чичваркина.

«Мы самое, блядь, профессиональное радио.»

«Мы самый, блядь, профессиональный журнал.»

p.s. кстати, вчера на «Эхе Москвы» был корпоратив. Именно поэтому они сообщили, что на Пушкинской были 5000 человек — у них просто двоилось в глазах )

Спортивная сауна

Понедельник, августа 23, 2010

Российский спортсмен Владимир Ладыженский погиб на чемпионате мира по спортивной сауне из-за халатности организаторов – рефери вовремя не заметили страшные ожоги на теле участника соревнований.

Правила соревнований по спортивной сауне просты – победитель должен дольше всех продержаться в парилке. Стеклянная сауна расположена на сцене, камеры следят за лицами спортсменов и транслируют все на огромный экран. За участниками следят судьи и бригада медиков. В финале температура в сауне достигает 128 градусов выше нуля, каждые 30 секунд на каменку подливают пол-литра кипятка, спортсменам запрещается вытирать глаза и наклонять голову.
Отсюда

Какой пиздец, а?

Интересно, существуют ли соревнования по скоростной ебле в сауне? Правила соревнования по спортивной ебле в сауне просты — победитель должен раньше всех кончить в парилке. Стеклянная сауна расположена на сцене, камеры следят за лицами спортсменов и транслируют все на огромный экран. За участниками следят судьи и бригада медиков. В финале температура в сауне достигает 128 градусов выше нуля, каждые 30 секвнд на каменку подливают по-литра кипятка, спортсменам запрещается вытирать глаза и помогать себе руками.

А потом люди удивляются, что в мире происходят глобальные климатические катаклизмы.

Скоро мы все вообще превратимся в соляные столбы. Которые будут стоять в Химкинском лесу.

Гигантский дурак

Понедельник, августа 23, 2010

Вообще, наше гражданское общество – гигантский дурак, особенно в делах экологии. Я сам участвовал в молодые годы в неформальных движениях и, честно говоря, не могу вспомнить ни одну из наших экологических мишеней, которая не была бы предельно идиотской.
Глеб Олегович Павловский

Вот и меня не оставляет ощущение полного идиотизма, какой-то шизофреничности происходящего. Интересно, какой процент собравшихся вчера на Пушкинской были в Химкинском лесу и вообще знают, где он находится?

О прецедентах

Понедельник, августа 23, 2010

Юристы любят напоминать нам, что в России, в отличие от многих других стран, судебное право не прецедентное. И что решение одного суда не имеет никакого значения для любого другого суда. Каждый судья судит по своей совести, а российское уголовное законодательство позволяет этой самой совести появляться в достаточно широких пределах.

Вот смотрите сами. Несколько дней назад суд Иркутска осудил Анну Шавенкову, сбившую на тротуаре двух сестер, одна из которых впоследствии умерла. Горе-водительнице назначили наказание в виде трех лет лишения свободы с отсрочкой, внимание, в 14 лет. То есть, пока новорожденный ребенок осужденной не вырастет. Казалось бы — прекрасно. Российский суд наконец-то приобретает человеческое лицо. Два года назад для того, чтобы добиться освобождения из колонии бывшего юриста ЮКОСа Светланы Бахминой с новорожденным ребенком потребовалось собрать почти сто тысяч подписей. А теперь суд сам выносит гуманное решение и не разлучает мать и ребенка.

Но буквально через несколько дней суд Тольятти, города, который находится далеко от Иркутстка, приговорил к трем годам колонии мать четверых детей Юлию Круглову, которая обвиняется в хищении нескольких миллионов рублей. Осужденная находится на седьмом месяце беременности и состояние ее здоровья внушает опасения. И вот прокуратура вместе с администрацией тюрьмы пишет обращение в суд с просьбой изменить больной беременной женщине меру пресечения. Понимаете? Прокуратура просит суд отпустить осужденную до решения по кассации. И суд отказывает прокуратуре.

Надо заметить, что в обоих случаях решения судов совершенно законные. Современное российского законодательство позволяет как отсрочку в 14 лет, так и лишение свободы беременной женщины. И в каждом случае решение принимает лично судья. В соответствии со своим миропониманием и, что там и говорить, совестью.

А теперь представьте себе, что у нас было бы прецедентное судебное право. И после решения иркутского суда суд Тольятти обязан был бы дать Юлии Кругловой отсрочку в 14 лет. Было бы, согласитесь, гуманно и замечательно.

Но вдруг суд в Тольятти вынес бы свое решение раньше суда Иркутска? Тогда бы Анна Шавенкова поехала бы как миленькая по этапу, а ее младенец остался бы без матери на три года. И так бы было со всеми беременными и матерями новорожденных младенцев.

Так что, честно говоря, еще неизвестно, что лучше — прецедентное право или не прецедентное.