Сначала надо залогиниться, идiотъ

О прецедентах

Юристы любят напоминать нам, что в России, в отличие от многих других стран, судебное право не прецедентное. И что решение одного суда не имеет никакого значения для любого другого суда. Каждый судья судит по своей совести, а российское уголовное законодательство позволяет этой самой совести появляться в достаточно широких пределах.

Вот смотрите сами. Несколько дней назад суд Иркутска осудил Анну Шавенкову, сбившую на тротуаре двух сестер, одна из которых впоследствии умерла. Горе-водительнице назначили наказание в виде трех лет лишения свободы с отсрочкой, внимание, в 14 лет. То есть, пока новорожденный ребенок осужденной не вырастет. Казалось бы — прекрасно. Российский суд наконец-то приобретает человеческое лицо. Два года назад для того, чтобы добиться освобождения из колонии бывшего юриста ЮКОСа Светланы Бахминой с новорожденным ребенком потребовалось собрать почти сто тысяч подписей. А теперь суд сам выносит гуманное решение и не разлучает мать и ребенка.

Но буквально через несколько дней суд Тольятти, города, который находится далеко от Иркутстка, приговорил к трем годам колонии мать четверых детей Юлию Круглову, которая обвиняется в хищении нескольких миллионов рублей. Осужденная находится на седьмом месяце беременности и состояние ее здоровья внушает опасения. И вот прокуратура вместе с администрацией тюрьмы пишет обращение в суд с просьбой изменить больной беременной женщине меру пресечения. Понимаете? Прокуратура просит суд отпустить осужденную до решения по кассации. И суд отказывает прокуратуре.

Надо заметить, что в обоих случаях решения судов совершенно законные. Современное российского законодательство позволяет как отсрочку в 14 лет, так и лишение свободы беременной женщины. И в каждом случае решение принимает лично судья. В соответствии со своим миропониманием и, что там и говорить, совестью.

А теперь представьте себе, что у нас было бы прецедентное судебное право. И после решения иркутского суда суд Тольятти обязан был бы дать Юлии Кругловой отсрочку в 14 лет. Было бы, согласитесь, гуманно и замечательно.

Но вдруг суд в Тольятти вынес бы свое решение раньше суда Иркутска? Тогда бы Анна Шавенкова поехала бы как миленькая по этапу, а ее младенец остался бы без матери на три года. И так бы было со всеми беременными и матерями новорожденных младенцев.

Так что, честно говоря, еще неизвестно, что лучше — прецедентное право или не прецедентное.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.