Архив за деньсентября 6, 2010

Еще один пендель

Понедельник, сентября 6, 2010

Бывший глава ГУВД Москвы генерал-полковник Владимир Пронин перешел на работу в госкорпорацию «Олимпстрой». Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на заявление руководителя пресс-службы корпорации Александру Костерину. Она уточнила, что на работу в «Олимпстрой» Пронина пригласил президент госкорпорации Таймураз Боллоев.

По словам Костериной, Пронин начал работу в корпорации еще в конце июля 2010 года. «Он занимается эксплуатацией олимпийских объектов, находящихся в ведении корпорации», — сказала Костерина, добавив, что у Пронина имеется огромный опыт в сфере управления, поскольку он «управлял такой ‘машиной’, как московское ГУВД».

Работает Пронин непосредственно в Сочи, где и находятся олимпийские объекты.
Отсюда

Божественное восхищение

Понедельник, сентября 6, 2010

Врал, что деньги кончились, и он вкладывает свои, а по итогам выходит он из 110 000 тысяч минимум 40 присвоил себе. Сейчас надо срочно что-то предпринимать. 500 евро я с него стрясла, буду еще столько же вышибать. Расход на строительные материалы на одну комнату и коридор у него вышел 12 700 рублей. Без доставки. Ну такого же быть не может? Материалы — краска, шпаклевка, гипсокартон пару листов.
Божена Рынска

Я всё-таки восхищаюсь ей. Ведь нищебродка. А на винтажном Ягуаре в Монако катается.

А я ебошу на ста работах, заколачиваю несколько ее сраных ремонтов в месяц — а в Монако не могу себе позволить поехать.

Беда

Понедельник, сентября 6, 2010

antykhryst.jpg (539×571).jpg

Выбор зеро

Понедельник, сентября 6, 2010

Знаете, что такое заседание Госсовета? Со всей страны в Москву слетаются губернаторы. Потом они мчатся на машинах с мигалками в Кремль, где собираются в зале и обсуждают вопросы. В означенное время офицеры в парадном растворяют высокие двери и строгий голос как бы из ниоткуда возвещает: «Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев!»

Губернаторы вытягиваются во фрунт. Быстрым шагом входит президент. Короткое приветствие, президент усаживается во главе стола, садятся и губернаторы.
После чего все открывают ноутбуки, заходят в Twitter — и начинается заседание.

«Сидим с чуваками на Госсовете», — пишет один из губернаторов, — «Медвед опять недовольный.»

«Всё так», — отвечает другой губернатор.

«Чат», — пишет третий, — «А не кисло бы было восстать после офиса!»
Впрочем, последняя реплика совсем уже фантастическая. Губернаторы, как известно, вместе не пьют. Губернаторы вообще не любят друг друга. Ревнуют друг к другу.

Но вообще-то всё так, да. Всё так. Третьего дня на настоящем заседании Госсовета губернатор Кировской области Никита Белых написал в Твиттер о том, что губернатор Томской области Виктор Кресс украл его, Никиты Белых, идею о государственных лицеях. Этот твит прочитал фолловер Никиты Белых Аркадий Дворкович, который сказал об этом президенту. Президент немедленно залез в Твиттер, увидел там твит Белых и ответил ему, что плагиат идеи не делает ее хуже.

Нет, вы понимаете? Это заседание, черт возьми, Государственного совета самой большой страны в мире! Восемьдесят три региона, и губернатор каждого из них сидит на этом самом Госсовете! И они там говорят между собой в Твиттере.
Разумеется, можно задать риторические вопросы. Например — зачем они все слетелись в нерезиновую? Могли бы не выходя из своих саун твититься с президентом. «Димон! Западло на посевную бабла не давать!» Ну или другой вопрос — не странно ли обсуждать стратегические вопросы в американском сервисе, предназначенном для подростков?

Хотя все эти вопросы на самом деле не очень важны. Важно ясное понимание четкой разграниченности аудиторий Путина и Медведева. Медведев — президент модернизации. Он пишет в Твиттер и встречается с Джобсом. Ради него на Рублевке включают 3G. Но Медведев при этом — президент-мечтатель. Он много говорит, много ездит — но ничего, кроме глупейшего закона о нуле промилле (хотя в природе в принципе не бывает нулей) и переименования милиции в полицию пока на стол так и не выложил.

Путин наоборот. Доктор едет-едет сквозь снежную равнину, порошок целебный людям он везет. Путин тушит пожары. Путин строит дома и наблюдает за прорабами по видеокамере. Путин — байкер. Путин — бомбила. Путин — свой парень, без всяких этих сомнительных наноштучек и идопоклонства перед западом.

Медведев — президент-зайчик. Медведев не хочет видеться с Саакашвили и объявляет бойкот Лукашенко. Путин — премьер-слон. Он молчит и не вмешивается.
Медведев подает надежды. Путин никаких надежд не подает. Медведев — это сегодняшний день. День кризиса, день неизвестности. Путин — день вчерашний. Надежный и крепкий. Практически такой же, как железобетонный советский день, от девяти до шести плюс обеденный перерыв.

Медведев — президент-студент. Путин — премьер-бывалый.

И вот есть две страны. Одна хочет вперед, а другая вперед, извините, не хочет. И ответ на вопрос о том, какое хотение лучше — не очевидный. Лично я, например, не знаю, чего мне хочется больше — чтобы Россия была технологическим лидером или чтобы Россия была пасторальной и архаичной, без всякой модернизации. Разумеется, все это не означает, что мы будем по-прежнему копать сортирные ямы. Нет, мы купим всё, что надо для комфортной жизни — но сами не будем стремиться стать Японией или Южной Кореей. Потому что лично я, например, сомневаюсь, что Россия может производить потребительскую продукцию. Я прожил на свете почти сорок лет, и половину из них — в СССР. И я совершенно точно знаю, что за все эти годы в моей стране ничего потребительского кроме продуктов питания и алкоголя не производилось. Ну то есть, конечно, производилось — но это было не потребительское. Потому что потреблять это было нельзя.

Конечно, есть светлые люди, ответ на вопрос о будущем пути России для которых вполне очевиден. Но я — человек темный. Для меня ответ на этот вопрос так и не сформулирован. Да ладно там я — он даже для некоторых членов того самого Госсовета не сформулирован. Вот тот же высокотехнологичный Никита Белых, который на заседании Госсовета писал в Твиттере, что это именно он придумал насчет государственных лицеев, так вот этот самый Никита Белых написал в своем Живом Журнале что в России нет нормальных школ-пансионов для детей, а поэтому он отправляет своего сына в такой пансион в Англию. Десять страниц комментариев с хохотом — но ведь у человека реально трагедия. Он — губернатор, он знает о России и о том, как она устроена побольше нас с вами. И он принимает решение не учить своего сына здесь. Он разрывается между Путиным и Медведевым. Между Медведевым, который говорит: скоро мы все будем ездить по Москве на сигвеях (это я так упростил заявление Медведева о том, что мы будем летать на вертолетах) и между Путиным, который ничего не обещает на будущее. Ну там восстановить дом — это да, но никаких стратегических планов он не предъявляет. Потому что неизвестно еще, нужен ли нашей стране сейчас стратегический план.

И есть только один способ сделать этот сложнейший и судьбоопределяющий выбор. Выбор не между демократией и не-демократией. Не между капитализмом и социализмом. Даже не между православием и исламом. Эти выборы — как чет-нечет в казино. Дешевая карта. Нет, важнейший выбор не в этом. Важнейший выбор состоит в том — вперед или назад? Не вправо и влево — а вперед или назад. Мы хотим остаться в России, которой тысяча лет (включая даже большевиков, которые, несмотря на некоторые метания в двадцатых таки оставили Россию такой, какой она была и до них). Или мы хотим убраться из этой России и измениться, как изменилась Япония.

Так вот, есть только один способ сделать этот определяющий выбор. Путин и Медведев должны пойти на президентские выборы вместе.

Это практически безупречный проект. Во-первых, пусть кто-нибудь после этого попробует усомниться в демократии в нашей стране. Во-вторых, пусть кто-нибудь после этого попробует произнести слово «преемник». В-третьих, эта мега-дуэль наполнит потерянным содержанием российский политологический вакуум. В-четвертых, это задвинет на второй план всех конкурентов Путина и Медведева, что, безусловно, выгодно для бюрократии, а без молчаливого согласия бюрократии никакого выбора мы так и не сделаем.

Ну а в пятых (в самых важных) мы, наконец, узнаем, чего хочет наш многонациональный народ. А это, согласитесь, немаловажно. Я, например, готов принять этот выбор, каким бы он ни был — потому что своего выбора у меня пока нет.

Только, разумеется, подсчет голосов, поданных за Путина и за Медведева должен быть кристально прозрачен и честен.

Потому что с такими вещами не шутят. Это не дешевая карта.

Это зеро.
ВЗГЛЯД

очень хорошая статья во «Взгляде», не очень правильная, но очень хорошая
Никита Белых

занятная, кстати, статья
Алескей Навальный

Блестящая статья
Роберт Шлегель

То есть, я, наконец, объединил кремлевских и оппозицию.

Так начинаем бурление говн.

О равноправии

Понедельник, сентября 6, 2010

Некоторое время назад я удивлялся премудростям русского судопроизводства. Например, суд Иркутска дал сбившей двух человек Анне Шавенковой отсрочку исполнения приговора в 14 лет для того, чтобы она смогла воспитать своего новорожденного ребенка. А суд Тольятти беременной матери четверых детей Юлии Кругловой, осужденной за экономическое преступление, никакой отсрочки не дал. Как вдруг противоречие разрешилось. Самарский городской суд постановил отсрочить исполнение наказания Юлии Кругловой на 12 лет и немедленно свободил ее из под стражи.
Я, конечно, искренне порадовался и за Юлию Круглову, и за ее семью, и за самарский городской суд. Но природная мнительность не дает мне покоя даже в таких, казалось бы, радостных случаях.
Отсрочка исполнения наказания в десять с лишним лет практически гарантирует, что никакого наказания вообще не будет. А это значит, что теперь на беременную женщину можно валить всё, что угодно. Да даже и на не беременную — ведь пока идет следствие вполне можно успеть обеспечить себе отсрочку на долгие годы. А это, согласитесь, очень удобно.
Я приветствую такое гуманное законодательство, но что же все-таки делать нам с вами? Мужчины? Весь мир борется за равноправие мужчины и женщины, в Европарламенте уже обсуждается вопрос отмены слов «отец» и «мать» и замены их на слово «родитель» — а мы по-прежнему живем как при матриархате! У женщины в России есть легальный способ избежать наказания — а у мужчины такого способа нет. Значит, женщина в России равнее мужчины. Приехали.
Нет, я ни в коем случае не призываю отменить отсрочку наказания беременным женщинам и матерям с малолетними детьми — это прекрасная и уникальная норма, которой, кстати, нет в законодательствах западных стран. Наверное, нет ее там именно для равноправия.
Нет, я предлагаю придумать для русских мужчин какую-нибудь подобную норму. Например, отсрочку наказания на такое количество лет, какое осужденный будет не пить. Поверьте, это ничуть не легче, чем воспитывать малолетних детей. Заодно и с пьянством вопрос порешаем.
Или еще способ — давать отсрочку наказания на столько лет, сколько осужденный согласится прослужить призывником в армии. Армия, конечно, тоже лишение свободы — но режим все же полегче. Так и с призывом проблемы решим, а заодно и со сроком службы — ведь военные жалуются, что за год призывника ничему не научишь. А так солдаты у нас будут с опытом.
И тогда равноправие полов в нашей стране восстановится!
И депутаты Европарламента нас похвалят.