Сначала надо залогиниться, идiотъ

Персональный вопрос

То, что президент снимет Лужкова было очевидным. Еще неделю назад я писал об этом, и не только я об этом писал. Спор мог быть только о сроках — неделя или две. Месяц — уже много, потому что решения от президента наблюдатели ждали прямо сейчас.

И вот наступил понедельник, а вместе с ним и заявление Лужкова о том, что он не собирается уходить добровольно. Это была настоящая бомба. Во-первых, решение президента должно было последовать в течение нескольких часов после подобного заявления. Во-вторых, это решение президента должно было быть жестким и резким, потому что заявление Лужкова было вопиющей наглостью и несоблюдением субординации. Ну и в-третьих, что куда более важно, в полный рост стал вопрос: почему Лужков поступил именно так? Ведь он же не идиот. Только идиот мог бы пойти на такое упрямство перед президентом не имея действующей договоренности с премьер-министром. Никакой договоренности с Путиным, как мы теперь знаем, у Лужкова не было. Так что же тогда это было?

Вскоре один московский журнал опубликовал письмо Лужкова, адресованное президенту. Это совершенно дикое, никак не соотносящееся с масштабом Лужкова-политика письмо, больше напоминающее бабскую предъяву нелюбящему сожителю сделало ситуацию еще более удивительной. Всё это вкупе с выходом Лужкова из партии (как раз логичным, ибо партия предала одного из своих основателей) может быть основанием для следующей не очень сложной гипотезы.

Вот вы, допустим, Лужков. Вы знаете, что принципиальное решение о вашей отставке уже принято президентом и согласовано с премьер-министром. И вам надо решить, как уходить: по собственному желанию, с орденом на прощание и постом, скажем, сенатора. Или же, что называется «по статье» — с президентским гневом и страшными формулировками. На президента вам, собственно, наплевать — вы ему ничем не обязаны. Он вообще мальчишка по сравнению с вами. Проучить его, может, и стоило бы — но совершенно необязательно.

И вот выбор: прилично или со скандалом?

Сначала вариант с приличным уходом. Да, орден и пост сенатора. Скорейшее политическое забвение. Неизбежный приход на московское хозяйство варягов, которыми всё построенное вот этими вот руками будет раздроблено и растащено. Опять же, придется поужаться любимой супруге — наверняка ее бизнес будет выдавлен из многих особенно хлебных областей деятельности. И, что наиболее важно, никаких шансов на реванш. На возвращение. И весь существующий политический ресурс (читай — поддержка большой части населения) будет попросту выброшен. Жалко.

Вариант второй — со скандалом. Никаких орденов и постов. Напротив — очень вероятны уголовные дела. Варяги все равно придут на хозяйство и потеснят бизнес супруги. Но зато — сочувствие той самой большой части населения. То есть — политические перспективы. Сильнейший лидер, способный объединить вокруг себя самые разные оппозиционные силы (вспомните проект «Отечество») А самое главное — двенадцатый год очень близко. И при удачном стечении обстоятельств можно было бы попробовать взять реванш. За два года всё не растащат. Попросту не успеют разобраться в хозяйстве. То есть, по всему со скандалом получается лучше. Надо только сделать так, чтобы решение президента выглядело несправедливым. Русские всегда сочувствуют несправедливости. А тогда и уголовные дела будут выглядеть политическим преследованием.

И тогда вы (скорее всего по совету вашего действительно неплохого пресс-секретаря) пишете президенту это вот дурацкое письмо о том, что тот — враг демократии и сводит счеты с ним, с демократом Лужковым. И делаете заявление о том, что не уйдете, демонстративно выйдя на работу и разозлив президента.
И — voila! — вы уволены «по утрате доверия.» После этого вам (или вашему пресс-секретарю) остается только слить письмо в прессу (как раз супруга удачно дала интервью одному журналу, который душу продаст за подобный экслюзив) — и готово. Вы теперь — пострадавший за правду. С вами обошлись несправедливо. И вы покидаете партию власти.

Конечно, это непростая игра. Во-первых, если для публики история с отставкой Лужкова выглядит так, как она выглядит (то есть — со всей этой несправедливостью и проблемой «отцы и дети»), то для любого внимательного наблюдателя политические мотивы поведения бывшего мэра кажутся очевидными. То есть, его политические намерения вовсе не являются тайной и оппоненты к ним будут готовы. Во-вторых, при всей мощи Лужкова блокироваться с ним — большая проблема. И если бессмысленное «Яблоко» уже заявило о готовности это сделать, то все остальные представители «несистемной оппозиции» пока делают страшные глаза. Оно и понятно — они столько сил потратили на разоблачения коррумпированной московской власти, брошюры писали, старые развалины защищали от сноса. И что же теперь — все это на помойку? Нет, так сразу подобные вещи не делаются. Здесь надо слюбиться, стерпеться хотя бы. Обождать, пока публика забудет брошюры. Овчинка ведь выделки стоит — Лужков это вам не Касьянов. И тем более не Немцов. Не говоря уже об остальных политических пигмеях. Других политических фигур такого масштаба, визуально обиженных властью, теперь больше нет.

К тому же за Лужковым всё еще есть серьезные деньги, которых катастрофически не хватает тем, кто против всего.

Если гипотеза верна, то на этом конкретном этапе Лужков переиграл власть, заставив ее поступить с ним грубо и жестко. Власти было бы выгоднее просто отодвинуть Лужкова, как это было сделано с Шаймиевым или Рахимовым. Как теперь нейтрализовать потенциального политического противника такой мощи? Уголовные дела, как было сказано выше, будут выглядеть дурно (хотя наверняка поводов для уголовного преследования в делах московского правительства предостаточно). Вытеснение Лужкова в эмиграцию или, тем более, неожиданные проблемы с его здоровьем — тем более. Компромат в нашей стране не работает (в чем мы могли в очередной раз убедиться после издания той самой брошюры). А какие еще существуют методы политического воздействия? Только один — договориться.

Такой выход у Кремля уже был — две недели назад. Договориться пытались — но не получилось. И если теперь придется договариваться снова — то уже на иных условиях. На условиях более жестких как со стороны Кремля (с которым подобным образом никак нельзя поступать), так и со стороны Лужкова (который теперь не всемогущий и зажравшийся мэр Москвы, а несправедливо уволенный крепкий хозяйственник, двадцать лет спасавший от голодной смерти пенсионеров.)

Так что с указом президента об утрате доверия ничего не заканчивается. Наоборот — всё только начинается. Притом самое интересное начинается не там, где решается, кто будет следующим мэром Москвы. Это, в сущности, важно только для того, кто им станет и для его окружения, потому что в жизни всех остальных ничего не изменится.

Самое интересное теперь — это как будет развиваться персональный вопрос человека, который пусть уже и не мэр Москвы, но все еще Юрий Михайлович Лужков.
GZT.RU

И для затравки прекраснейший каммент:

Когда же этот неряшливый — на вид и в изложении своих надуманных опусов — «колумнист» помоет голову и от салшьных волос избавится. Или фото пусть поменяет. И тогда г-ну (сокращение расшифровывается по усмотрению читающего) Кононенко станет понятно — надо возвращаться мир музкритике, где он, якобы, известен. А «политолог» он настолько же, насколько Лужков — кандидат в президенты России. Его (колумниста) прогноз на ближайшее развитие событий и поступки (здесь — с рекомендациями Лужкова — образец мудрости и провидения. На теплоходе музыка играла…rn
Отсюда

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.