Архив за деньоктября 4, 2010

И снова о пидарасах

Понедельник, октября 4, 2010

Если ко вторнику мой багаж, зарегистрированный на рейс Москва — Женева 15 сентября, не будет мне возвращен швейцарской авиакомпанией Swiss Air Lines, то мы начинаем массовую акцию протеста против немецкой авиакомпании Lufthansa, которой принадлежит Swiss Air Lines. Более того, мы начнем акции гражданского неповиновения в московском аэропорту Домодедово в форме флэшмобов с целью срыва регистраций на рейсы швейцарской авиакомпании в Цюрих и Женеву.
Николай Алексеев, вождь пидарасов

Вот тут-то русскому гей-движению и наступит пиздец.

Человек-серость

Понедельник, октября 4, 2010

Причём здесь М. Кононенко? А вот причём.

Не мог пройти мимо этого случая. Божена Рынска, журналистка, получила в лицо кулаком. Как результат: разбитая губа и нос. Удар был ответом на удар электрошокером со стороны Рынске. Не буду пересказывать случившееся. Она сама сделала это бесподобно.

И вот Кононенко заладил в комментарии. Гимн серости, так сказать. Такое мог сказать только человек-серость, который никогда не выйдет вперёд из строя, никогда не поднимет единственной руки, никогда не скажет что-то в ответ, никогда не решится на смелый поступок. Это современный мужчина из мегаполиса — средней руки интеллигент, клерк, а также по совместительству терпила. Есть случаи, когда перед тобой бугай, идти на рожон опасно. Но есть бутылка, прут, железяка, лом и т.д. Это уравняет шансы. Если тебе хамят, а ты стоишь столбом и проглатываешь, то кто ты? Ты никто. И почему-то этих «никто» становится больше, они создают культ «никого», навязывают этот стандарт. Или просто они понимают, что в пьяном состоянии так же могут подойти к женщине и начать лапать? Поэтому и оправдывают хама.

Я вообще был впечатлён поступком Божены. Честно, к ней сперва относился скептически. Пусть она временами хамит, но она принципиальна и честна. Я таких уважаю. Просто принципиальность и честность многим мешает. Потому что сами эти многие такими быть не могут, спускают себе грешки. Если бы все были честными и принципиальными, в мире было бы поменьше проблем, но, возможно, больше условностей и волокиты. Все ли такие? Нет. Поэтому радоваться стоит таким людям, как Рынска. Радоваться. А мужикам не забывать, что они мужики.
Отсюда

О пидарасах

Понедельник, октября 4, 2010

Общение происходило на условиях принимающей стороны (она вообще, кажется, состоит из одних только условий — достаточно сказать, что в здание компании на Сретенке не пускают посетителей в джинсах; то есть оба раза «в порядке исключения» меня в джинсах все-таки пропускали, но оба раза об этом приходилось долго и сложно договариваться). Снимать в здании ЛУКОЙЛа, как мне объяснили, запрещено, поэтому пришлось удовольствоваться снимком производства пресс-службы компании. Список вопросов для интервью меня попросили прислать заранее, честно предупредив, что Анатолия Баркова, который не привык пространно разговаривать, к интервью «будут готовить». Как выяснилось при встрече, результатом подготовки стали заранее написанные ответы, распечатку которых во время беседы Анатолий Барков держал перед собой, время от времени в нее заглядывая (именно время от времени: на большинство вопросов Барков отвечал сам, а вот фрагмент, посвященный тому, что гибель Веры Сидельниковой была для компании «личной утратой», прочитал по бумажке). Кроме того, во время интервью рядом с нами сидел адвокат Анатолия Баркова, который следил за тем, чтобы его клиент не сказал чего-нибудь лишнего. Например, когда вице-президент ЛУКОЙЛа стал рассказывать о том, как с его автомобиля снимали номера, адвокат перебил его: «Но вы этого не видели, вам рассказывали». «Да, я тогда уже уехал»,— поправился Барков.
Отсюда

Всё же большие компании состоят сплошь из пидарасов. Нельзя в джинсах. В Кремль можно в джинсах — а в сраный офис сраного Лукойла нельзя.

Охуели вообще.

Интересно, в какой момент компания людей превращается в компанию пидарасов?

Образованные медиа

Понедельник, октября 4, 2010

Из общения с пресс-службой я понял, что это была первая после ДТП просьба журналиста о встрече с Анатолием Барковым и что, получив мое письмо, в ЛУКОЙЛе, кажется, просто растерялись: «Интервью? Черт, а действительно, пускай Барков даст интервью».
Отсюда

Всё-таки Кашин — лучший журналист в стране. Чтобы там не говорили про кособрюхие сараи с сосискообразными колоннами — но это не журналистика, а пиздеж, типа моего.

А Кашин — именно ЖУРНАЛИСТ. Как, кстати, должен признать — Евгения Альбац. Сейчас они двое — главные.

А остальные сосут.