Сначала надо залогиниться, идiотъ

Орден Феникса

Случилось страшное. В Москве началась оттепель. Нет, не смотрите в окно — там всё по-прежнему плохо, слякоть и дождь. Я имею в виду оттепель политическую. Во время которой оппозиционные замки из льда начинают беспомощно таять.

О том, что похожая на деревянный кол ситуация с оппозиционными митингами в Москве создана не в Кремле (как нам о том изо дня в день рассказывали в эфире одной московской радиостанции), а в голове столичного мэра, уже на протяжении месяцев было известно всем, кто хоть немного склонен к анализу новостного потока. Да ладно там анализу — чтобы понять всю разницу в подходах к митингам в Москве, Питере, Калининграде и, скажем, Новосибирске не надо было никакого анализа. И если бы указания по-поводу отношения к митингам происходили из федерального центра — разница не была бы столь разительной. Я специально в тысячный раз повторяю этот простой постулат для того, чтобы читатель не сомневался: оппозиционные лидеры о московской природе разгонов митингов на Триумфальной тоже отлично знали.

И всё было прекрасно. Уличные оппозиционеры раз за разом подавали заявку на согласование митинга, будучи полностью уваренными в том, что митинг не согласуют. А потом выходили на несогласованный митинг, где получали «дубиной по голове» к радости присутствующих журналистов. Они писали книги про то, что Лужков — редиска и раздавали их возле метро, где их опять же винтили и раздавали «дубиной по голове». Довольны были все — и оппозиционеры (цель которых состоит не в достижении цели, а в постоянном пути к ней), и журналисты (которым так нравится живописать зверства кровавого режима), и жемчужные прапорщики (которым просто нравится работать дубиной). Лужков казался вечным, а вместе с ним вечной казалось и устройство вещей.

Как вдруг произошла катастрофа — мэр Москвы утратил доверие. И мир как бы разрушился до основанья. А затем… а затем было совершенно непонятно, что делать дальше. Потому что была отличная тема — «Стратегия 31». Выходить на митинг и требовать соблюдения существующей статьи Конституции можно до бесконечности, ибо определить, выполняется статья или не выполняется невозможно. То есть, в условиях постоянного гарантированного несогласования митинга момент окончания «Стратегии» определяли только ее устроители и больше никто. Более того — сама «Стратегия» могла существовать только в условиях несогласования митинга, поскольку требовать соблюдения статьи о свободе собраний на свободном собрании выглядело бы как минимум странно.

Но с отставкой Лужкова начались странные перемены. Стали останавливаться стройки, к протестам против которых так любили присоединяться стратеги-31. Елена Батурина стала проигрывать в столичных судах. За раздачу книг про Лужкова-редиску перестали винтить у метро, более того — сами эти книги стали продавать в магазинах за деньги! (РЕДАКТОРУ: картинка в аттачменте) А самое главное — вдруг стали согласовывать митинги! «Стратегия-31» оказалась в опасности. А вместе с ней в опасности оказывалось постоянное внимание журналистов, особенно — западных, к компактной группе уличных оппозиционеров, финансирование которых зависит как раз от внимание западных журналистов. «Стратегию» надо было срочно на что-то менять, поскольку согласование митинга на Триумфальной площади 31-го числа стало лишь делом времени.

Условия задачи не изменились — надо было создать движение без конца. То есть, некий набор требований, которые либо невозможно выполнить, либо вообще невозможно сказать, выполнены они или же нет.

И тогда был придуман «Комитет пяти требований». Смысл этого комитета состоит в том, чтобы потребовать невыполнимого. И вот его требования:

1. Отставка правительства во главе с премьер-министром Владимиром Путиным.

2. Роспуск обеих палат Федерального собрания.

3. Проведение досрочных выборов, свободных и конкурентных.

4. Радикальное обновление личного состава милиции и спецслужб.

5. Прозрачный бюджет на службу народу и развитие страны.

Важно понять, что именно этот комплекс из пяти требований создает максимальную гарантию невыполнимости. Потому что требование роспуска парламента и досрочных выборов достаточно выполнимо. Тем более, что в парламенте и так обсуждается вопрос о возможных досрочных выборах для того, чтобы разнести по времени думские и президентские выборы. И если парламент таки будет распущен, то всё, что останется комитетчикам — это сказать, что это именно они добились роспуска парламента (ну как они сейчас на полном серьезе утверждают, что отставка Лужкова — это их достижение). Но ведь процесс должен продолжаться! Он должен быть бесконечен!

Требование радикального обновления личного состава милиции и спецслужб тоже в любой момент может быть выполнено, причем не как требование, а как насущная необходимость. Отставка правительства с Путиным — тоже вполне возможная в неких политтехнологических смыслах вещь. Все мы видели «Я устал, я ухожу», а Путин ничуть не менее хитер, нежели Ельцин.

То есть, каждое из четырех вышеперечисленных требований может быть выполнено. Но вот все четыре — с куда меньшей вероятностью. Роспуск парламента с досрочными выборами наш политический режим переживет. Отставку правительства — тоже. Но вот роспуск парламента и отставку правительства вместе — может и не пережить. Слишком уж это был бы масштабный политический кризис и для купирования его побочных эффектов вполне может не хватить всех ресурсов страны.

Но всё же теоретически можно предположить выполнение этих четырех требований. Разумеется, не как требований оппозиционеров, а как инициативу самой власти, которая, безусловно, будет приватизирована оппозицией.

И специально на этот теоретический случай было добавлено пятое требование — требование прозрачности федерального бюджета и его направленности на службу народу и развитие страны. Дело в том, что бюджет страны по своей природе направлен на службу народу и развитие страны, ибо никакого другого применения федеральному бюджету не существует. Более того — федеральный бюджет совершенно прозрачен, он опубликован как федеральный закон и с ходом исполнения его статей любой гражданин может ознакомиться на сайте Министерства финансов. Но это как со Стратегией-31: создатель подобного требования сам решает, когда оно выполнено, а когда — нет. И любой человек может сказать: «этот бюджет антинародный.» И поди поспорь с этим — будешь выглядеть как идиот.

Конечно, можно было бы посмеяться над тем, что символом «Комитета пяти требований» является пятиконечная звезда, а его сайт расположен в домене первого уровня .su (для юных читателей поясню, что это некоторое время назад возрожденный национальный домен СССР). Ну хорошо, давайте посмеемся над этим. Посмеялись? Отлично.

А теперь вернемся к сути процесса. «Комитет пяти требований» немедленно после создания подал заявку на согласование митинга. На Пушкинской площади. Разумеется, они были уверены, что митинг в центре Москвы с требованием отставки Путина никогда не согласуют и всё будет как раньше, в эпоху «Стратегии» — разгон, «дубина по голове», кровавые фотографии в западной прессе и крепнущий миф о злобном тиране Путине. Но вдруг митинг согласовали. На мероприятие, как обычно, пришло 300 человек (о чем сообщают все издания, кроме журнала Newtimes, который утверждает, что было 2000). И всё прошло как-то блёкло. Комитетчики утверждают, что лиха беда начало, что в следующий раз на митинг с требованием отставки правительства придет уже больше людей. В то время как я думаю, что в следующий на подобный согласованный митинг вообще никто не придет, ибо в этом не будет ничего нового.

Случился удар и с другой стороны — был согласован митинг «Стратегии-31» на Трумфальной площади. Причем это было сделано с особенной, изощренной жестокостью. Власти сами предложили стратегам Триумфальную площадь и 200 человек участников (как мы видим из истории проведения этого мероприятия и из митинга на Пушкинской — совершенно адекватная количеству постоянных участников цифра). Но ведь стратегам, как мы знаем, нужен не митинг! Им нужен разгон митинга! И тогда стратеги потребовали у власти полторы тысячи участников, а чтобы эти полторы тысячи влезли — потребовали снести строительный забор вокруг памятника Маяковскому. В ответ власти предложили 800 участников — и здесь стратегам уже не оставалось ничего иного, как согласиться. Потому что тогда они выглядели бы уже и вовсе смешно.

Таким образом, митинг 31-го числа состоится и на нем будет торжественно объявлено о том, что «Стратегия-31» триумфально (именно Триумфально!) завершилась и власть пошла на попятную.

То есть, «Стратегия-31» умерла, а «Комитет пяти требований» пока не родился.

А значит, скоро мы с вами обязательно увидим еще какую-то организацию, выступающую с заведомо невыполнимыми требованиями. Ведь финансирование должно продолжаться!

Получается какой-то орден Феникса. Не в том смысле, в каком он существовал у Джоанн Роулинг. А в том смысле, что возрождение стрегий, комитетов и демократических коалиций из одних и тех же двадцати человек неизбежно, бесконечно и столь же бессмысленно, как возрождение Феникса.
ВЗГЛЯД

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.