Архив за деньмарта 5, 2011

Стыд инвалида

Суббота, марта 5, 2011

Глава Паралимпийского комитета России возмущён словами Кашина, что Гурцкая “подписала письмо не глядя”
March 5, 2011

Генеральный секретарь Паралимпийского комитета России, член Совета при Президенте РФ по делам инвалидов Михаил Терентьев обратился к главному редактору ИД “Коммерсант”, в котором говорится: “Я крайне возмущен, с каким пафосом, унижающим человеческое достоинство, опубликована статья “Главный секрет “Письма пятидесяти пяти”» 4 марта Олега Кашина. Я надеюсь это его личное отношение к человеку с инвалидностью, а не мнение большинства сотрудников вашего издания.

Я понял его так, что если есть инвалидность, то человек должен сидеть дома и не высказывать свое мнение. Только человек с глазами, и с руками, и с ногами имеет свободу слова…

Во всем мире, господин редактор, это называется дискриминация по признаку инвалидности, унижающее человеческое достоинство. Олег, наверно, не слышал о Конвенции ООН о правах инвалидов. И наверно не слышал о слепых паралимпийцах, занимающихся горными лыжами, лыжными гонками, шахматами и другими видами спорта. И наверно никогда не слышал о слепых преподавателях в университетах.

Рекомендую всем корреспондентам “Коммерсанта” побывать на Чемпионате мира по лыжным гонкам и биатлону в Ханты-Мансийске в апреле 2011, пообщаться с инвалидами разных категорий и убедиться в том, что у нас у всех есть свои мысли и можем выражать их. В спорте без “головы” нельзя. Но я уверен, вы даже о Чемпионате не слышали и не хотите знать. И наподобие таких, как Кашин, ваши коллеги паралимпийский спорт будут называть инвалидным спортом, а не спортом спортсменов с инвалидностью”. В названной статье, опубликованной в издании Forbes (здесь Олег Кашин отрекомендовался в качестве корреспондента ИД “Коммерсант”), было заявлено, что подписавшая “письмо 55-ти” общественных деятелей в защиту независимости судебной системы в России известная певица, инвалид по зрению Диана Гурцкая подписала обращение “не глядя”.
Отсюда

Диана Гурцкая родилась слепой. Она не выбирала, как ей жить.

Олегу Кашину отхуячили арматуриной пальцы не по его просьбам. Он это не выбирал.

Михаил же Терентьев сломал себе спину, занимаясь опасным видом спорта. Это ЕГО ЕБАНЫЙ ВЫБОР!

Я никогда не помогаю спинальным больным, которые сломали себе шею, прыгая в незнакомом месте в воду (а это 79% спинальных больных). Они сами сделали свой выбор.

И не Михаилу Терентьеву тут гнать на Кашина.

Вот просто заткнул бы ебало — и всё.

Росрыбоворовство

Суббота, марта 5, 2011

В России всё идет к тому, что любительская рыбалка станет платной. Рыболовы, разумеется, возмущены. Говорят о том, что скоро будут взымать плату за сбор грибов, а потом — и за то, чтобы просто дышать.

Не знаю насчет грибов, а вот любительская рыбалка платна практически во всем мире. Это кажется совершенно естественным — ведь, во-первых, за ресурсы надо платить (ну чем рыба отличается от, например, леса?), а во-вторых, за возобновление ресурсов платит государство. И лес государство сажает, и за зарыблением как-то следит. Это, конечно, в идеальной ситуации.

В России ситуация, что и говорить, не идеальная. Власти здесь если и занимаются воспроизводством ресурсов, то как-то, прямо скажем, слегка. При этом мало того, что эта сама самая власть потребляет ресурсы совершенно браконьерским образом, так еще и собственно браконьерам она никак не противодействует. Даже в Московской области браконьеры выбивают электричеством целые водоемы. Что уж тут говорить о других, менее охваченных регулирующими силами регионах.

Но это — издержки, а хочется все же поговорить на фундаментальном уровне.

А фундаментальный уровень таков. Современные методы любительского рыболовства крайне добычливы. Объемы добычи любителей не то что сравнимы — они по большей части превышают добычу промышленную. Для большинства неподготовленных людей это кажется невероятным — ведь совершенно невозможно соотнести мегатонны консервов, которые продаются в супермаркетах, с теми самыми людьми с удочками.

Однако если морскую рыбу без сейнера и трала ловить трудно, то промышленная ловля речной рыбы от любительской ловли мало чем отличается. Речные «промысловики», которых я видел на Нижней Волге — это те же два человека в советской алюминиевой лодке с японским мотором, только не со спиннингами, а с сетями и донками. Потенциал в обоих случаях, в общем-то, одинаковый. Только «промысловики» платят за лицензию и имеют право использовать снасти, которые «любители» использовать не могут.

Любители же государству не платят ни копейки. Они тратят немалые деньги на поездку в рыбные места, где облавливают местных промысловиков, для которых рыба — единственный источник к существованию. Причем всю выловленную рыбу эти промысловики потом все равно так или иначе продают тем же самым понаехавшим любителям. Надо ли говорить, что любви к природным богатствам родины местным это не прибавляет.

И ладно там спиннингисты! В России пышным цветом процветает и продолжает считаться приличной подводная охота, которая на самом деле является узаконенным браконьерством. Подводный охотник не вступает в поединок с рыбой. Он ищет только крупную рыбу и стреляет в нее издалека. И эту пронзенную гарпуном рыбу уже нельзя будет отпустить, как можно отпустить рыбу, пойманную на крючок. Понаехавшие из столиц подводные охотники убивают огромное количество рыбы, которое они просто не могут съесть и скормить своим родственникам. Эта рыба просто выбрасывается.

На этом фоне разговоры о том, что, дескать, теперь нельзя будет бесплатно посидеть с удочкой на берегу выглядят достаточно смешно. Во-первых, ловля с берега на один крючок остается бесплатной. Во-вторых, даже ловя с берега на один крючок специалист может выловить десятки килограмм рыбы.

То есть, само по себе лицензирование любительской рыбалки не кажется какой-то совсем уж дикой и ли антинародной придумкой. Другое дело — кто будет продавать эти лицензии и куда будут тратиться вырученные от лицензирования деньги.

«Росрыболовство», руководитель которого Андрей Крайний заявляет нам о будущем увеличении сборов от любительской рыбалки — организация с отвратительной репутацией. Но ладно бы деньги собирала хотя бы эта, пусть отвратительная, но все-таки государственная организация. Вернее — ее региональные отделения. Тогда хотя бы было понятно, к кому апеллировать. Однако же право продавать лицензии на любительскую рыбалку предполагается делегировать неким таинственным организациям-арендаторам водных угодий. Что это за организации, откуда они возьмутся, на каких основаниях лицензии будут продавать именно они — не разъясняется.

Когда я еду на подмосковный форелевый пруд, а знаю, кому и за что я там плачу. И если на берегу пьяная драка, в воде пустые бутылки, а рыба плавает кверху брюхом после разряда электроудочки — мне есть, с кого за это спросить. Теперь же мне предлагается купить в рыболовном магазине (кстати, а где это?) лицензию. И кому я тогда буду предъявлять претензии за неподобающее состояние водоема и браконьеров? Рыболовному магазину? Так магазин отправит меня к некоему ООО «Удача», написанному на той самой лицензии, и будет прав. А ООО «Удача» я никогда не найду, потому что подобные организации не может найти даже налоговая инспекция.

Еще более вероятен такой вариант — никаких рыболовных магазинов вокруг водоема нет, а если есть — то они не торгуют лицензиями. Ты забрасываешь снасть и тут появляются крепкие ребята в кожаных куртках, которые бормочут про «режимный объект», «частную собственность» и тому подобную ерунду, при этом угорожая уголовными сроками и вымогая пять тысяч рублей. Так и будет! И виновато в этом будет, разумеется, «Росрыболовство». Которому вы ничего не сможете предъявить.

Вот эта вот дилемма — между задумкой и реализацией — является краеугольной в России. Это как с перестройкой или модернизацией. Это как с квартирами в двухтысячному году, с народными гаражами и программой по возвращению соотечественников. Всё будет реализовано плохо, ситуация на водоемах станет еще хуже, зато в стране появится несколько новых миллионеров.

И именно поэтому, не отрицая и даже приветствую саму идею лицензирования любительской рыбалки, я ни в коем случае не собираюсь платить неведомым организациям, кормящимся у «Росрыболовства». В России запрещена ловля любых осетровых — и осетровых при этом почти нигде нет. В США разрешена ловля любых осетровых — и осетровых в стране завались. Когда-то мы были главным в мире поставщиком этой рыбы и черной икры. Теперь нас как поставщика вообще нет. Черную икру производит кто угодно — Иран, Италия, Китай. Но только не Россия. Эта икра больше не русская. Кто в этом виноват? Браконьеры? Так браконьеры — лишь следствие. Следствие импотенции, корупции и воровства в «Росрыболовстве» и предшествовавших ему организациях. И это самое «Росрыболовство» не получит от меня ни копейки.

Андрей Крайний может даже не беспокоиться.
GZT.RU

Павловский

Суббота, марта 5, 2011

В этом году мне 40 лет. Марату Гельману 50. А сегодня 60 Глебу Павловскому.

В моей жизни кроме родителей и Бориса Борисовича Гребенщикова были три человека, которых я считаю своими учителями и, что ли, проводниками в жизни. Это Жора Пачиков, Марат Гельман и Глеб Павловский.

Про Павловского я узнал после появления ФЭПа. Году что ли в 98-м. Он казался мне суперзвездой. Когда я в первый раз увидел его своими глазами живого в галерее Гельмана мне показалось, что пришел Майкл Джексон. Ну ощущение было такое. С ним стоял разговаривал Носик и я люто, бешено завидовал Носику. У Носика была тема для обсуждения с Павловским! А у меня таких тем не было.

Статьи Павловского производили на меня совершенно гипнотическое впечатление. Его способ мышления просто перевернул мое миропонимание. То, как я думаю сейчас (в смысле — механизм мышления) — это заслуга Павловского. Хотя он об этом, конечно, не знает )).

А познакомился я с Павловским только году в 2004-м. То есть я все время был где-то рядом: я работал в Вестях.Ру, которые тогда были при ФЭПе, я работал на украинской кампании 2001-го года, которую делал ФЭП — но у меня так и НЕ БЫЛО ТЕМ для того, чтобы обсуждать их с Павловским. Павловский был в космосе. Я же был червь.

Знакомиться мы в общем и не знакомились. Просто он тогда уже знал о моем существовании и как-то в каком-то ресторане, куда меня зачем-то (уже не помню) позвал Марат мы просто поздоровались как давно знакомые люди.

Ну так вот, к чему это я.

Если бы мне кто сказал в те годы, что Павловский однажды позвонит мне и пригласит работать с ним в телепроекте — я бы посчитал этого человека сумасшедшим. В том предложении Павловского удивительным было не то, что меня зовут работать в субботний прайм-тайм на федеральном телеканале, а то, что С ПАВЛОВСКИМ. «Реальная политика» была, конечно, несколько странной программой, но я был по-настоящему счастлив принимать в ней участие. У меня появились ТЕМЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ с Павловским. И сколько я понабрался от него за эти три года («Реальная политика» выходила ТРИ СЕЗОНА!) — ничем не измерить.

С днем рождения, Глеб Олегович, и спасибо вам за всё.

Восьмое марта близко-близко

Суббота, марта 5, 2011

Обычно российские праздничные каникулы устроены так: сначала праздник, а потом несколько дней, скажем так, отдыха. Это логично и отвечает потребностям организма русского человека. Однако в этом году выходные дни сложились так, что 8 марта выпадает на конец трехдневных каникул. И это, согласитесь, очень тревожно.

Ведь несмотря на то, что праздник в конце каникул, отмечать-то его станут в самом начале! То есть в субботу состоятся всеобщие корпоративы, а корпоративы перед 8-м марта являются обычно самыми масштабными, масштабнее даже чем новогодние. Оно и понятно — ведь речь идет о женщинах, а на женщинах не экономят. Ни водку, ни здоровье, ни настроение.

В воскресенье, пока женщины будут пылесосить и готовить обед, мужчины будут спать. А проспавшись как раз к тому моменту, когда обед будет готов, захотят продолжения. И продолжение будет!

Так повторится и в понедельник. А во вторник, когда международный женский день таки настанет и придет время идти к метро за тюльпанами, никаких сил уже больше не будет.

А ведь 8 марта мужчине надо не только идти к метро за тюльпанами! Ему надо готовить завтрак, мыть посуду, заниматься с детьми — в общем, делать все то, чем в остальные 364 дня в году занимаются женщины. И где же мужчина возьмет на всё это энергию? После корпоратива и двух дней последующего опохмела?

Ну хорошо, допустим мужчина мобилизует все свои внутренние резервы и все-таки сможет выполнить все полагающиеся 8 марта странные ритуалы. Чем всё это закончится? Понятное дело — тем же, с чего всё началось. То есть — праздничным застольем. После которого, утром среды, уже в рабочий день, мужчина опять же работать не сможет.

Вот интересно — о чем думали те, кто переносил выходные в этом году? Вот об этом обо всём они думали? Ладно там о нас, о мужчинах — мы-то, поверьте, переживем. Не в первый раз.

А вот женщин не жалко? Вот лично мне жалко.

С праздником, милые женщины.

И крепитесь, пожалуйста.